Привлечение к субсидиарной ответственности: судебная практика за 2021 год

Содержание
  1. Привлечение к субсидиарной ответственности руководителя если он несвоевременно подал заявление о банкротстве общества.
  2. Кого чаще привлекают к субсидиарке? Судебная практика.
  3. Последствия привлечения к субсидиарной ответственности руководителя.
  4. Административная ответственность после привлечения к субсидиарной ответственности.
  5. Субсидиарная ответственность при исключении ООО из ЕГРЮЛ
  6. Лица, привлекаемые к субсидиарной ответственности
  7. Кто же такие контролирующие лица?
  8. Основания для привлечения к субсидиарной ответственности
  9. Тенденции судебной практики, и что с этим делать
  10. Пример № 1 «Компания – клон»
  11. Пример № 2 «Куда уехал цирк?»
  12. Пример № 3 «Сделки с собойконтролируемыми компаниями»
  13. Пример № 4 «Подписей нет, ответственность есть»
  14. Холдинговая структура не спасает от субсидиарной ответственности
  15. Привлечь к «субсидиарке» можно даже после завершения банкротства
  16. Если не привлекли к субсидиарной, то могут просто взыскать убытки
  17. Истец не обязан доказывать вину контролирующих должника лиц
  18. Применить «субсидиарку» поможет приговор
  19. Руководители отделов тоже несут ответственность
  20. С подставных лиц взыскать деньги возможно, но надо ли?
  21. Выдача поручительства не свидетельствует о доведении до банкротства
  22. Деньги с руководителей нельзя взыскать, пока конкурсная масса неизвестна
  23. Кредитору не удалось взыскать деньги с главного бухгалтера компании-банкрота
  24. Итак, вопрос на повестке дня: а можно ли избежать “субсидиарки”?

Привлечение к субсидиарной ответственности руководителя если он несвоевременно подал заявление о банкротстве общества.

Сам же по себе факт замещения должности руководителя организации-должника не может расцениваться как безусловно подтверждающий противоправность и виновность поведения соответствующего лица, а возникновение у уполномоченного органа расходов, связанных с делом о банкротстве, не может автоматически признаваться следствием противоправного поведения руководителя должника. В частности, неподача руководителем должника заявления о банкротстве возглавляемой им организации может быть обусловлена конкретными обстоятельствами ее деятельности. То, что вся ответственность за неподачу заявления должника не может в любом случае возлагаться исключительно на его руководителя, фактически признал и законодатель, дополнив Федеральным законом от 29 июля 2017 года N 266-ФЗ статью 9 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” пунктом 3.1 об обязанности иных контролирующих должника лиц подать заявление о признании его банкротом в случае, если такое заявление не было подано руководителем должника.

4.2. Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, пункты 1 и 3 статьи 59 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” действуют в системной связи с иными его положениями, в частности с абзацем восьмым пункта 1 статьи 57, согласно которому арбитражный суд прекращает производство по делу о банкротстве в случае отсутствия средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему (определения от 1 ноября 2012 года N 2047-О и от 29 сентября 2016 года N 1975-О).

Таким образом, неисполнение руководителем должника в предусмотренных законом случаях обязанности подать заявление о признании должника банкротом в арбитражный суд само по себе еще не влечет неизбежных расходов уполномоченного органа. Возникновение таких расходов, поскольку уполномоченный орган не обязан во всех случаях обращаться с указанным заявлением при наличии соответствующей задолженности, связано как с инициативным поведением самого этого органа, адекватностью оценки им финансового состояния должника, так и с действиями и решениями иных лиц, в том числе арбитражного управляющего, который в силу пункта 4 статьи 20.3 данного Федерального закона при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.

Без исследования обстоятельств, подтверждающих или опровергающих разумность и осмотрительность действий (бездействия) всех лиц, которые повлияли на возникновение и размер расходов по делу о банкротстве (самого руководителя должника, иных контролирующих должника лиц, уполномоченного органа, арбитражного управляющего и других), невозможно однозначно установить, что возникновение убытков у уполномоченного органа связано исключительно с противоправным поведением руководителя должника, которое выразилось в неподаче заявления о признании должника банкротом. Взыскание же с руководителя должника в полном объеме соответствующих расходов, возникших в том числе из-за неверной оценки уполномоченным органом и иными лицами возможности их погашения за счет средств должника, не отвечало бы общим принципам юридической ответственности, приводило бы к нарушению прав руководителя должника и тем самым противоречило бы статьям 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1), 35 (части 1 и 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Как указано в резолютивной части:

Признать взаимосвязанные положения статей 15 и 1064 ГК Российской Федерации, абзаца второго пункта 1 статьи 9, пункта 1 статьи 10 и пункта 3 статьи 59 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они не предполагают взыскания с руководителя организации-должника, не обратившегося своевременно в арбитражный суд с заявлением должника о признании банкротом возглавляемой им организации, убытков в размере понесенных налоговым органом, инициировавшим дело о банкротстве, судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему без установления всех элементов состава соответствующего гражданского правонарушения, совершенного руководителем должника, а также без оценки разумности и осмотрительности действий (бездействия) всех лиц, которые повлияли на возникновение и размер расходов по делу о банкротстве (самого руководителя должника, иных контролирующих должника лиц, уполномоченного органа, арбитражного управляющего и других).

В соответствии с п.10 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 “О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве”

Исполнение руководителем обязанности по обращению в суд с заявлением должника о собственном банкротстве, как следует из статьи 9 Закона о банкротстве, не ставится в зависимость от того, имеются ли у должника средства, достаточные для финансирования процедур банкротства. По смыслу пункта 5 статьи 61, пункта 2 статьи 62 ГК РФ при недостаточности имущества должника на эти цели необходимые расходы могут быть отнесены на его учредителей (участников).

В соответствии с п.8 Руководитель должника может быть привлечен к субсидиарной ответственности по правилам статьи 61.12 Закона о банкротстве, если он не исполнил обязанность по подаче в суд заявления должника о собственном банкротстве в месячный срок, установленный пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве.

П.1 ст.61.12 ФЗ О банкротстве Неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд (созыву заседания для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением должника или принятию такого решения) в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 настоящего Федерального закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых настоящим Федеральным законом возложена обязанность по созыву заседания для принятия решения о подаче заявления должника в арбитражный суд, и (или) принятию такого решения, и (или) подаче данного заявления в арбитражный суд.

В соответствии с п.1 ст.9 ФЗ О банкротстве Руководитель должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случае, если:

удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами;

органом должника, уполномоченным в соответствии с его учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;

органом, уполномоченным собственником имущества должника – унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;

обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника;

должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества;

имеется не погашенная в течение более чем трех месяцев по причине недостаточности денежных средств задолженность по выплате выходных пособий, оплате труда и другим причитающимся работнику, бывшему работнику выплатам в размере и в порядке, которые устанавливаются в соответствии с трудовым законодательством;

Таким образом, не подача заявления о банкротстве от имени должника само по себе не является презумпцией виновности и этого не достаточно для привлечения к ответственности руководителей и должностных лиц должника.

Кого чаще привлекают к субсидиарке? Судебная практика.

По общему правилу учредители и участники юридических лиц не отвечают по долгам своих компаний. Но банкротство – это особая ситуация. В этой теме мы поговорим о том, как происходит привлечение к субсидиарной ответственности на практике.

В связи с тем, что после окончания банкротства должник освобождается от удовлетворения неисполненных требований кредиторов полностью, нормы закона о несостоятельности направлены на то, чтобы требования кредиторов были погашены.

Для этого предусмотрено право кредиторов и конкурсного управляющего оспаривать сделки должника и привлекать контролирующих его лиц к субсидиарной ответственности.

В настоящее время без таких обособленных споров не обходится практически ни одно дело о банкротстве. И все чаще такие иски удовлетворяются судом. Судебная практика постоянно расширяет круг лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности.

Кроме того, субсидиарная ответственность возможна и вне процедуры банкротства, например, при исключении недействующего ООО из ЕГРЮЛ.

Последствия привлечения к субсидиарной ответственности руководителя.

Введение в действие статьи 61.17 Закона о банкротстве и принятие пункта 45 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», конкретизировало порядок применения общих положений о процессуальном правопреемстве в ходе рассмотрения дел о банкротстве, но не свидетельствует о введении в действие иного, ранее не урегулированного законодательством, порядка замены лиц в делах, рассматриваемых арбитражными судами, в том числе, в делах о банкротстве.

Действующие положения статьи 61.17 Закона о банкротстве, предусматривают, что каждый кредитор, в интересах которого лицо привлекается к субсидиарной ответственности, вправе выбрать способ распоряжения правом требования о привлечении к субсидиарной ответственности, в том числе уступку части этого требования (подпункт 3 пункта 2 статьи 61.7 Закона о банкротстве).

Как подтвердил Арбитражный суд Центрального округа от 01.02.2019г., по делу № А35-377/2014 ИФНС вправе требовать уступки части денежных средств, взысканных в рамках процедуры привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности.

Таким образом, суд подтвердил возможность передачи части требований налоговым органом, минуя торги по продаже долга третьим лицам.

Административная ответственность после привлечения к субсидиарной ответственности.

На основании решения Ленинского районного суда г.Курска по делу №2- 5395/12-2016г. от 21.11.2016г. руководитель общества, в отношении которого была инициирована процедура банкротства, а в последующем прекращена, в связи с недостаточностью имущества, с руководителя общества взысканы убытки, понесенные на проведение процедуры банкротства.

На основании п. ст.14.13 КоАП РФ неисполнение вступившего в законную силу судебного акта о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, признанного банкротом, при условии, что такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния, за исключением случаев, если данный судебный акт обжалован в суд кассационной инстанции и по нему судом кассационной инстанции не вынесен судебный акт либо не истек срок обжалования в суде кассационной инстанции судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности

Дисквалификация заключается в лишении физического лица права замещать должности федеральной государственной гражданской службы, должности государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации, должности муниципальной службы, занимать должности в исполнительном органе управления юридического лица, входить в совет директоров (наблюдательный совет), осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, а также осуществлять управление юридическим лицом в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации (ст.3.11 КоАП РФ).

Например, на основании решения Арбитражного суда Курской области от 11 июля 2017 года по делу №А35-3977/2017 бывший руководитель общества был привлечен к ответственности по ст.14.13 КоАП РФ, в связи с неисполнением судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности.

Суды не привлекают к ответственности руководителя должника, только если истек срок давности, как например, в Решении Арбитражного суда Курской области от 02 апреля 2019 г. по делу № А35-6969/2018.

ВЫВОДЫ:

1.Первоначальная оценка имущества, которая будет полностью покрывать задолженность перед кредиторами, но в последующем после реализации не сможет этого сделать, в таком случае это не дает гарантий от невозможности привлечения к субсидиарной ответственности.

2.В случае привлечения к субсидиарной ответственности руководителя общества сумма требований может перейти к ИФНС непосредственно после вынесения судебного акта.

3.Безусловным основанием для освобождения ответственности руководителя должника от субсидиарной ответственности могут быть только внешние факторы, например мировой кризис, резвое изменение политической обстановки, курса валюты, эмбарго на поставку необходимых для общества товаров и т.д.

Субсидиарная ответственность при исключении ООО из ЕГРЮЛ

В конце 2020 года Судебная коллегия ВС по гражданским делам вынесла определение по вопросу о субсидиарной ответственности контролирующего лица.

Дело не банкротное, ответчик – физическое лицо, такие споры часто рассматривают суды общей юрисдикции

(Определение ВС от 22.12.2020 №66-КГ20-10-К8).

Компанию исключили из реестра как недействующую по решению ИФНС, кредитор попытался привлечь к субсидиарной ответственности контролирующего должника лица, опираясь на положения закона о банкротстве. ВС не согласился с позицией нижестоящих судов, удовлетворивших исковые требования, ввиду того, что дело о банкротстве не возбуждалось, следовательно, и соответствующие положения закона применяться не могут. Кроме того, для привлечения к ответственности в этом случае необходимо доказать, к непогашению задолженности привели недобросовестные или неразумные действия руководителя, например, такие как совершение сделок на невыгодных для должника условиях или без одобрения сделки.

Коллегия ВС по экономическим спорам тоже высказывала мнение, что в этом случае, недостаточно только факта исключения компании, необходимо установить неправомерные действия лица, повлекшие неудовлетворение требований кредиторов (Определение ВС РФ №307-ЭС20-180 от 25.08.2020).

Лица, привлекаемые к субсидиарной ответственности

Риск быть привлеченными к субсидиарной ответственности несут не только те лица, которые являются участниками, членами совета директоров, руководителями должника на момент возбуждения дела о банкротстве, но и бывшие директора, акционеры, участники – в пределах трех лет до возникновения признаков несостоятельности.

Кто же такие контролирующие лица?

Это те, чьи указания являются обязательными для должника.
Закон о банкротстве содержит открытый перечень признаков, свидетельствующих о возможности контролировать действия должника:

  • занятие определенной должности,
  • родственные связи,
  • право заключать сделки, в том числе, выраженное в доверенности,
  • иным образом.
    Например, суд привлек к ответственности супругу контролирующего должника лица, которая возглавляла компанию, участвующую в схеме по получению необоснованной налоговой выгоды, а также консультировала должника по вопросам бухучета и налогообложения (Определении ВС РФ от 23 декабря 2019 г. по делу № А40-131425/2016).

Таким образом, суд решает в каждом конкретном случае, достаточно ли признаков, указывающих то, что именно это лицо могло давать обязательные для должника указания, и что в результате его недобросовестных действий причинен вред кредиторам.

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности

Основания, по которым лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности, сформулированы очень широко:

  • если невозможно погасить все требования кредиторов из-за неправомерных действий или бездействия таких лиц;
  • если руководителем, ликвидатором, участником должника нарушены требования закона о банкротстве;
  • если непогашенные требования кредиторов возникли с момента, когда руководитель, ликвидатор компании обязан быть подать заявление о банкротстве, но не сделал этого, до даты возбуждения дела о банкротстве.

В такой ситуации бремя доказывания отсутствия связи между невозможностью погасить долги и неподачей заявления о банкротстве несет такое лицо.

В Постановлении от 02.09.2020 года по делу А40-28392/2019 9-й ААС, привлекая генерального директора к ответственности, посчитал, что на момент налоговой проверки должник уже обладал признаками банкротства, так как доначисленные налоговиками налоги уже не были уплачены более трех месяцев с момента, когда они должны быть уплачены, если бы должник действовал добросовестно, и неважно, когда факт неуплаты налогов обнаружила налоговая проверка.

С другой стороны, чтобы привлечь к ответственности лицо, не подавшее своевременно заявление о банкротстве, необходимо доказать наличие признаков банкротства в тот момент, в который эта обязанность возникла.

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении от 29.07.2020 года по делу А40-132245/2019 указал, что наличие неисполненного в течении трех месяцев долга перед кредитором, требования которого в последствие не были включены в реестр, так как были погашены, не может подтверждать появление признаков несостоятельности должника именно в этот период. Если в какой-то момент сумма задолженности превышает собственные средства должника, это само по себе еще не означает, что должник должен подавать заявление о банкротстве, если должник продолжал осуществлять деятельность, получать доходы и гасить свои долги.

Тенденции судебной практики, и что с этим делать

В последнее время почти ни одно дело о банкротстве не обходится без попыток привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих лиц.

Все чаще такие иски подает налоговая, все больше привлекают к ответственности руководителей и участников, если банкротство возникло вследствие доначисления налогов, пеней и штрафов. Таким образом, обвинение в работе с однодневками может повлечь не только доначисления налогов для компании, но и риск привлечения к субсидиарной ответственности ее директора и участника в случае банкротства общества.

Чаще всего привлекают к ответственности руководителей и бывших руководителей должников, ликвидаторов, а также мажоритарных участников обществ. Но судебная практика постоянно расширяет круг лиц и основания для привлечения к субсидиарной ответственности по долгам банкротов, например, привлекают компанию – «центр прибыли» холдинга при банкротстве должника – «центра убытков».

Появилась тенденция привлечения к субсидиарной ответственности детей контролирующих лиц, на которых оформлено дорогостоящее имущество.

Под ударом оказались не только руководители и участники, но и главные бухгалтеры, финансовые директора и другие лица.

Причем, при наличии определенных условий бремя доказывания своей невиновности возложено на ответчиков. Чтобы победить в споре необходимо не только хорошо знать законодательство, но и отлично ориентироваться в последних тенденциях судебной практики, подбирать соответствующие доказательства.

Поэтому, если в отношении вас подали такой иск, сразу же обращайте к специалистам по банкротству, активно предоставляйте все возможные доказательства. Ведь речь в последнее время идет об огромных суммах – о десятках и даже о сотнях миллионов рублей.

Пример № 1 «Компания – клон»

Создание абсолютно идентичной компании – это, пожалуй, самый понятный случай привлечения лично собственника к ответственности. Это пример грубого непродуманного варианта действий.

Как это было:

Должник, ООО «Денталбьюти», оказывал стоматологические услуги. Кредитор подал иск о защите прав потребителей к этой компании и выиграл. Суд установил, что должник создан 13 августа 2002 года, а компания с аналогичным наименованием ООО «Денталбьюти» была зарегистрирована 18 июня 2015 года. Ее участником с 100% долей в уставном капитале была супруга руководителя должника.

У двух компаний один сайт, они располагаются в одном помещении. Фактически хозяйственная деятельность не прекращалась. Руководитель должника и его супруга создали «зеркальное общество», которое продолжало оказывать стоматологические услуги, в том числе и пациентам должника. Суд пришел к выводу, что полное погашение требования кредитора невозможно именно по причине действий владельца (Определение АСГМ от 07 июля 2020 года по делу № А40-63572/19-46-73).

Пример № 2 «Куда уехал цирк?»

Желание собственника спасти бизнес при банкротстве понятно. Но учредители должны понимать, что мнимый переезд увеличивает риски ответить по всем долгам лично.

Как это было:

Участников привлекли к ответственности за согласованные действия по фактическому прекращению деятельности должника и переводу хозяйственной деятельности на вновь созданное юридическое лицо – общество “Уралпромком”. Его создали в период, когда появились долги перед кредиторами.

В таких схемах рискует не только тот, кто напрямую определял действия должника, но и тот, кто извлекал выгоду из незаконного, в том числе недобросовестного поведения непосредственно контролирующих должника лиц.

Кредиторы доказали перемещение такими обстоятельствами: идентичный адрес офиса, e-mail у новых сотрудников и сайт компании совпадают, доступ к расчетному счету должника осуществлялся с IP-адреса, который использовал должник. Кроме того, распространенная ошибка – обе компании осуществляли расчеты друг с другом, вновь созданная компания осуществляла неоднократные платежи за должника на счета третьих лиц (за аренду и т.д.).

Суд признал участников компании лицами, получившими выгоду, и принял решение о привлечении этих лиц к субсидиарной ответственности (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 26 мая 2020 года N Ф09-2414/20 по делу N А60-72617/2018).

Пример № 3 «Сделки с собойконтролируемыми компаниями»

Кредиторов, в конечном итоге, интересуют просто деньги. Если оказалось, что они уходили на участника или аффилированные компании – отбиваться придется долго.

Как это было:

Должник перевел на счета аффилированных лиц крупные суммы, затем без встречного предоставления исполнил обязательства участника перед третьим лицом по договорам займа. Кроме того, должник перечислил участнику деньги, полученные по договору займа у иного лица. При решении вопроса “а кого же привлекать к ответственности – директора или участника”, суд пришел к выводу, что подобные действия были бы невозможны при отсутствии определяющего влияния на руководителей должника его учредителя – Сергея Головачева. Сделки показывали, что директора выполняли указания Головачева в ущерб интересам подконтрольной организации (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда от 03 сентября 2020 года N 304-ЭС19-25557(3) по делу N А46-10739/2017).

История напоминает схему в деле группы компаний “Корчма Тарас Бульба”. Сотрудники компании, согласно мнению кредиторов, получали информацию о финансово-хозяйственной деятельности от ресторанов, обобщали эту информацию и представляли “управляющему учредителю” Юрию Белойвану. Как показал анализ движений по его личному расчетному счету, затраты на бизнесмена и его семью были сопоставимы с суммами претензий от кредиторов (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 16 сентября 2019 года N Ф05-14834/2019 по делу N А40-140251/2018).

Пример № 4 «Подписей нет, ответственность есть»

Все знают, что приоритет в судебных спорах за письменными доказательствами. Но есть ситуации, когда собственника наказывают и без протоколов, сделок или иных документов.

Как это было:

В деле № А46-10739/2017 (определение ВС от 3 сентября 2020 года) суд проанализировал доказательства, которые с высокой степенью вероятности подтверждают, что решения принимал участник:

  • объяснения контрагента должника, не связанного с учредителем: должник всегда ассоциировался у него с конкретным человеком, который лично давал пояснения о платежах в пользу этого контрагента;
  • свободное перемещение значительных сумм от должника в другие организации холдинга, также подконтрольные бенефициару. Платежи шли в нарушение обычной деловой практики – существенные для холдинга внутригрупповые перемещения активов обычно не происходят без решения конечного бенефициара;
  • учредитель по мере необходимости использовал денежные средства должника как свои собственные, систематически игнорировал принцип имущественной обособленности организации и ее основную цель – извлечение прибыли.

Таким образом, кредиторам удалось привести исключительно косвенные доказательства. Но во взаимосвязи они позволяют признать, что учредитель контролировал сделки. Таким образом, бремя доказывания обратного перешло на лицо, которое привлекают к ответственности (ст. 65 АПК). Доказательств в свою пользу участник предъявить не смог.

Общий вывод в том, что возможных вариантов действий в процедурах несостоятельности стало больше. А успеха чаще добивается тот, кто видит новые возможности и пользуется всем разнообразием инструментов, которые есть в практика. Теперь защита или нападение на учредителя стали обязательным элементом банкротных процедур.

Холдинговая структура не спасает от субсидиарной ответственности

Суд первой инстанции привлек генерального директора должника к субсидиарной ответственности, а также взыскал деньги с президента компании, который владел активами должника не напрямую, а через холдинговую структуру. То есть формально он владел только компанией, которой принадлежало имущество должника, а в самой организации-банкроте занимал административную должность.

Апелляция согласилась с применением субсидиарной ответственности, но суд округа отменил решение в части взыскания убытков с владельца холдинга. Суд округа исходил из того, что согласно должностной инструкции президент общества подотчетен генеральному директору и осуществляет лишь контроль над эффективной работой персонала компании и ее подразделений.

При рассмотрении данного дела Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ указала, что установление фактического контроля не всегда обусловлено наличием (отсутствием) юридических признаков аффилированности. Напротив, контролирующее лицо всегда заинтересовано в сокрытии своей связи с должником. При ином подходе фактические владельцы компании могли бы избегать ответственности путем составления нужных юридических документов.

Привлечь к «субсидиарке» можно даже после завершения банкротства

Кредитор обратился в суд первой инстанции для привлечения учредителей и руководителей должника к субсидиарной ответственности. Суд принял заявление до завершения конкурсного производства, но на момент его рассмотрения процедура банкротства уже закончилась, и должник был ликвидирован. Поэтому Арбитражный суд Москвы прекратил дело и указал, что иск можно подать вне рамок дела о банкротстве.

Апелляционная инстанция не согласилась с таким выводам, ведь согласно ст. 57 Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 иск о субсидиарной ответственности нельзя подать, если суд уже отказал при рассмотрении дела о банкротстве. Таким образом, суд первой инстанции помешал заявителю хотя бы когда-нибудь взыскать деньги с контролирующих лиц. Девятый арбитражный апелляционный суд посчитал это грубым нарушением прав кредитора и вернул дело на новое рассмотрение.

Арбитражный суд Московского округа не согласился с апелляцией и поддержал изначальное решение первой инстанции. Судьи кассации указали, что конкурсная масса формируется на этапе конкурсного производства, соответственно, подать заявление о привлечении контролирующих должника лиц можно только в рамках его проведения. При завершении процедуры заявитель утрачивает право на привлечение к «субсидиарке» в рамках банкротства.

Дело дошло до Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда, которая обнаружила в вердикте кассационной станции нарушение права кредитора на судебную защиту. По мнению судей ВС РФ, завершение дела о банкротстве и внесение записи об исключении должника из ЕГРЮЛ не препятствовали рассмотрению данного заявления по существу в рамках дела о банкротстве, учитывая, что контролирующие должника лица правоспособность сохранили. Спор вернули в первую инстанцию, чтобы его рассмотрели еще раз.

Если не привлекли к субсидиарной, то могут просто взыскать убытки

Налоговая служба обратилась в арбитражный суд, чтобы взыскать задолженность с бывших директоров в порядке субсидиарной ответственности. Руководители банкрота передали почти всю недвижимость сторонним лицам прямо перед банкротством. Как полагала ФНС РФ, помимо отчуждения недвижимости второй предпосылкой банкротства общества стало создание такой системы организации предпринимательской деятельности, которая была направлена на незаконное использование банковских счетов.

Суды трех инстанций отказали в применении субсидиарной ответственности. Они не нашли причинно-следственной связи между действиями руководителей и банкротством предприятия, потому что только по одной сделке с недвижимым имуществом был получен убыток. Заключение же сделок с аффилированными организациями — не повод для субсидиарной ответственности.

А Верховный Суд заметил, что такая тотальная реализация недвижимого имущества выходит за рамки стандартной управленческой практики, применяемой в обычной хозяйственной деятельности. Учитывая это, судам следовало предложить директорам раскрыть реализуемый ими план, цели столь масштабной кампании по передаче основных ликвидных активов другим лицам, в том числе аффилированным с должником, предполагаемый результат выполнения данного плана. Такие действия суды не совершили. Судьи надлежащим образом не оценили сделки на убыточность.

По мнению Верховного Суда, независимо от того, каким образом при обращении в суд заявитель поименовал вид ответственности и на какие нормы права он сослался, самостоятельно квалифицирует предъявленное требование. При недоказанности оснований привлечения к субсидиарной ответственности, но доказанности противоправного поведения контролирующего лица, влекущего иную ответственность, судебный орган принимает решение о возмещении таким контролирующим лицом убытков.

Истец не обязан доказывать вину контролирующих должника лиц

Компания ликвидировалась в добровольном порядке, однако кредитор оспорил эти действия, так как фирма имела долги и обязана была ликвидироваться только через банкротство. На основании того, что генеральный директор должника и учредитель не начали процедуру банкротства, как того требует закон, представитель кредитора подал иск в Арбитражный суд Московской области. В иске он просил привлечь руководителя и собственника компании к субсидиарной ответственности.

Применить «субсидиарку» поможет приговор

Кредитор подал иск о взыскании убытков с фактического владельца компании, который действовал через номинальных лиц. Именно его приказы привели предприятие к банкротству.

Руководители отделов тоже несут ответственность

Агентство по страхованию вкладов обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области для привлечения должностных лиц банка-банкрота к субсидиарной ответственности. Ответчики занимали в банке должности главного бухгалтера и начальника юридического отдела, а также входили в состав правления банка.

Суд отказал агентству.

Конкурсный управляющий подал апелляционную жалобу, в которой указал, что ответчики фактически контролировали кредитную политику банка, в том числе процесс проверки потенциальных заемщиков и их финансового положения. Седьмой арбитражный апелляционный суд поддержал вывод первой инстанции. Он указал, что «руководители структурных подразделений не относятся к контролирующим должника лицам и не могут быть привлечены к ответственности по обязательствам должника». Ответственность должны нести члены совета директоров, которые одобрили спорную сделку.

Однако вышестоящий суд не согласился с мнением судей первой и второй инстанции и вернул дело не пересмотр. По мнению судей кассационной инстанции, ответчики участвовали в согласовании убыточной сделки. То, что сделка окончательно принята советом директоров, еще не означает, что менеджеры банка освобождаются от ответственности.

С подставных лиц взыскать деньги возможно, но надо ли?

Арбитражный суд привлек генерального директора к субсидиарной ответственности в размере 16 млн рублей. В связи с этим бывший руководитель компании обратился с апелляционной жалобой в вышестоящий суд, в которой ссылался на то, что лишь играл роль подставного директора (номинального руководителя), а фактическим руководителем предприятия был другой человек. По мнению апеллянта, именно с фактического руководителя нужно взыскивать убытки, а у номинального директора просто нет указанной в решении суда суммы.

Выдача поручительства не свидетельствует о доведении до банкротства

Конкурсный управляющий просил привлечь бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности в размере 293 млн рублей. Генеральный директор не передал управляющему всю документацию должника и заключил договоры поручительства в размерах, которые превышали все активы предприятия. Согласно закону о банкротстве эти факты являются основанием для взыскания денег с бывшего директора, потому что нарушают права кредиторов.

Суды трех инстанций пришли к единогласному выводу, что непередача документации арбитражному управляющему и заключение невыгодных сделок привели к невозможности погашения требований кредиторов, поэтому бывший директор должен быть привлечен к субсидиарной ответственности. Суды отклонили возражение ответчика об изъятии у него документации следственными органами. Как указали суды, руководитель не обосновал, в рамках каких следственных действий проводилось изъятие деловых бумаг.

Деньги с руководителей нельзя взыскать, пока конкурсная масса неизвестна

Конкурсный управляющий просил у Арбитражного суда Республики Татарстан взыскания денег с контролирующих лиц обанкроченной компании. Директор был обязан передать конкурсному управляющему документацию и ценности должника, но не сделал этого. Из-за этого арбитражный управляющий не смог провести анализ финансово-хозяйственной деятельности, выявить оспоримые сделки (тем самым пополнить конкурсную массу), был пропущен срок для включения в реестр требований кредиторов контрагентов должника.

Суд первой инстанции привлек генерального директора к субсидиарной ответственности на основании пп. 2 п.2 ст. 61.11 закона о банкротстве.

Апелляция установила, что формирование конкурсной массы должника на момент рассмотрения заявления не завершено, и в силу п. 7 ст. 61.16 закона о банкротстве отменила Определение суда первой инстанции и приостановила рассмотрение заявления конкурсного управляющего до окончания расчетов с кредиторами.

Кредитору не удалось взыскать деньги с главного бухгалтера компании-банкрота

В ходе судебного дела о банкротстве представители Сбербанка России попросили суд применить субсидиарную ответственность к бывшему главному бухгалтеру банкрота, так как она являлась супругой руководителя и могла, по мнению банка, воздействовать на деятельность организации и выводить ее активы.

Суды всех инстанций отказали кредитору, так как истец не представил доказательства того, что главбух могла повлиять на судьбоносные решения организации в качестве главного бухгалтера или супруги руководителя.

Итак, вопрос на повестке дня: а можно ли избежать “субсидиарки”?

Мы посвятили этой теме отдельный экспертный материал “Банкротство без субсидиарной ответственности возможно”.

Или более быстрый путь – оставить контакт для обратной связи в окне ниже. Мы ответим на Ваш вопрос лично и оценим перспективы попадания под субсидиарную ответственность, и возможную линию защиты в суде.

Источники

  • https://xn—-dtbrojdkckkfj9k.xn--p1ai/content/%D0%BE%D0%B1%D0%B7%D0%BE%D1%80-%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%BA-%D1%81%D1%83%D0%B1%D1%81%D0%B8%D0%B4%D0%B8%D0%B0%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%BE%D1%82%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8
  • https://sibadvokat.ru/statiy/privlechenie-k-subsidiarnoj-otvetstvennosti-realii
  • https://pravo.ru/opinion/225690/
  • https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-poyasnil-nyuansy-privlecheniya-kontroliruyushchikh-lits-dolzhnika-k-subsidiarnoy-otvetstvennosti/
  • https://www.klerk.ru/buh/articles/492973/

Tikhanova-k@mail.ru
Зарплатто.ру - сайт о зарплатах и доходах, деньгах и финансах
Adblock
detector