Zarplatto.ru

Тайна совещательной комнаты

За семью печатями, или Тайна совещательной комнаты

Необходимым условием независимого вынесения объективного судебного решения процессуальный закон считает соблюдение судом тайны совещательной комнаты. Предусмотрены довольно строгие требования к режиму этой тайны: нахождение в совещательной комнате только судей, входящих в состав суда по данному делу, запрет на разглашение суждений, имевших место при вынесении решения, на разговоры судей по телефону, а иногда и на выход судьи из совещательной комнаты.

Вместе с тем, современные информационные технологии все больше осложняют проверку соблюдения судом требований закона в этой части. Трудно представить себе совещательную комнату без компьютера, при помощи которого изготавливается судебный акт, и без информационных систем (баз данных нормативных актов), которые, как правило, имеют выход в Интернет.

Так что компьютер в совещательной комнате либо не должен быть подключен к Интернету, либо там вообще не должно быть компьютера. В противном случае проверить соблюдение тайны совещания судей крайне затруднительно. К тому же у каждого судьи имеется мобильный телефон, при помощи которого можно свободно общаться. Разумеется, соблюдение тайны совещания зависит при таких обстоятельствах от самого судьи – он должен предпринимать все меры к ее исполнению.

Вместе с тем, несовершенно и само процессуальное законодательство. Так, УПК РФ предусматривает, что по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты (ч. 2 ст. 298 УПК РФ). ГПК РФ и АПК РФ такой нормы не предусматривают, тогда как некоторые экономические дела по трудоемкости не уступают уголовным. В этой связи я думаю, что указанные различия в положениях УПК РФ, с одной стороны, и ГПК РФ и АПК РФ, с другой стороны, не имеют разумного обоснования. При совершенствовании этих кодексов соответствующие положения должны быть унифицированы.

Что же касается направления такой унификации, то я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей. Гораздо важнее добиться того, чтобы на судью не оказывалось постороннего влияния при принятии им судебных актов. Тайна совещания судей этому никак не помогает, но и не мешает. Влияние на судью может оказываться и чаще всего оказывается до начала судебного заседания, а не тогда, когда он находится в совещательной комнате. Так что перерывы в совещании судей могут быть, и не надо устанавливать для них специфических условий. А уж тем более такие перерывы, на мой взгляд, не должны служить основаниями для отмены судебных актов по процессуальным мотивам.

Неразумно реагировать на любые нарушения тайны совещания судей. Одно дело, когда происходит мелкое нарушение тайны – выход из совещательной комнаты, скажем, в туалет или ответ на личный звонок малолетней дочери – оно не ведет к вынесению необъективного решения. Напротив, если судья вышел из совещательной комнаты и отправился в кабинет председателя суда, либо во время совещания ему позвонил прокурор или адвокат стороны, участвующей в деле, то такие нарушения тайны совещания судей уже нельзя считать мелкими.

Полагаю, что следует реагировать лишь на те нарушения тайны совещания, которые повлекли или могли повлечь нарушение процессуальных принципов, прежде всего с точки зрения объективности, независимости и беспристрастности судьи.

Кроме того, я никогда не был сторонником того, чтобы сильно формализовать работу судей при написании судебных актов (когда писать или печатать резолютивную часть, иные части судебного акта, использовать или не использовать формулировки сторон при подготовке такого акта). Полагаю, что какая-то часть текста судебного акта может быть написана судьей и вне совещательной комнаты. Жесткие формальные требования к судебным актам увеличивают количество возможных процессуальных нарушений и облегчают отмену правильного по существу акта из-за таких нарушений. К реальному правосудию такие отмены часто не имеют никакого отношения. Разумеется, есть фундаментальные принципы, которые нарушать нельзя, но за их рамками любые процессуальные нарушения следует оценивать с точки зрения того, как они повлияли на свободное волеизъявление судьи.

Поэтому я бы отказался от тайны совещания судей, заменив ее подробными правилами поведения судьи в случае, если на него в той или иной форме оказывалось давление кем бы то ни было с целью склонить к вынесению решения, которое не соответствует его внутреннему убеждению. Судья о каждом таком факте должен сделать запись в журнале внепроцессуальных обращений, он вправе заявить по этим мотивам самоотвод или поставить в самом начале судебного заседания перед сторонами вопрос о том, доверяют ли они ему слушать их дело. Другой вопрос, будет или не будет судья так себя вести…

Однако если будет установлено, что он должен был это сделать и не сделал, то налицо процессуальное нарушение, которое служит основанием для отмены судебного акта. Аналогичным я бы видел поведение судьи и при наличии у него конфликта интересов в связи с принятым к производству делом.

Поскольку я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей, то даже если эта тайна сохранится, нужно смягчить предъявляемые к ней требования. Повторюсь, нарушение тайны совещания судей должно влечь отмену судебного акта лишь тогда, когда такое нарушение было существенным, то есть повлияло или могло повлиять на внутреннее убеждение судьи при принятии такого судебного акта.

Судья также должен иметь право разгласить тайну совещания, если один из судей, участвовавших в этом совещании, пытался повлиять на остальных, ссылаясь не на правовые основания, а на то, что на него самого оказывали влияние, скажем, государственные органы, судьи, стороны процесса или иные лица.

Что такое тайна совещания и совещательная комната в суде?

Тайна совещания в суде – гарантированная государством возможность судей беспристрастно и на основании совместно принятого решения, соответствующего нормам и требования закона вынести решение по тому либо иному вопросу.

Именно с этой целью в здании суда всегда присутствует совещательная комната либо же совещание проводится непосредственно в зале судебного заседания.

Даже если судья единолично рассматривает дело, его удаление в совещательную комнату или принятие решения в пустом зале судебного заседания является обязательным.

Важно понимать, что при некоторых обстоятельствах, например, при присутствии третьих лиц в помещении, где принимается важное решение, тайна совещания суда может быть нарушена.

Кроме того, нарушение совещательной тайны судебного заседания может напрямую спровоцировать отмену вынесенного решения и необходимость последующего пересмотра дела.

Об этом может ходатайствовать как ответчик, так и истец. Также подобное возможно и при обнаружении нарушения тайны совещания суда третьими лицами.

Статья 298. Тайна совещания судей

1. Приговор постановляется судом в совещательной комнате. Во время постановления приговора в этой комнате могут находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному уголовному делу.

2. По окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты. Судьи не вправе разглашать суждения, имевшие место при обсуждении и постановлении приговора, или иным способом раскрывать тайну совещания судей.

Тайна совещания судей в уголовном процессе

При рассмотрении уголовных дел, удалившись в совещательную комнату, судьи по общему правилу не должны покидать ее до момента провозглашения приговора. Перерыв для отдыха, предусмотренный УПК РФ, судьи при рассмотрении уголовных дел обязаны использовать только по прямому назначению. При удалении в совещательную комнату суд не вправе рассматривать иные дела (Кассационное определение Нижегородского областного суда от 23.10.2010 по делу № 22-6634).

Судья одного гарнизонного военного суда удалился в совещательную комнату для вынесения постановления 3 февраля 2004 г., а возвратился из нее и огласил постановление только лишь… 6 февраля 2004 г. В указанный период он в соответствии с требованиями ст. 298 УПК РФ был обязан был находиться в совещательной комнате, мог выйти оттуда лишь во время перерыва для отдыха и, следовательно, не вправе был рассматривать другие дела.

Однако помимо постановления, для вынесения которого он удалился в совещательную комнату, им было вынесено еще 17 судебных постановлений по гражданским делам, среди которых было 14 определений об оставлении иска (заявления) без движения, одно определение об отказе в принятии искового производства, одно определение о возврате искового заявления, одно определение об индексации взысканных сумм, причем последнее определение вынесено с рассмотрением вопроса в судебном заседании.

Допущенное судьей нарушение повлекло отмену принятого им решения (п. 4 Обзора судебной практики ВС РФ от 23.06.2005 «Обзор судебной работы гарнизонных военных судов по рассмотрению уголовных дел за 2004 г.»).

При рассмотрении одного уголовного дела, заслушав последнее слово подсудимого, суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора. Однако в нарушение требований ст. 298, 310 УПК РФ после возвращения суда в зал судебного заседания приговор не был провозглашен. Без постановления какого-либо определенного решения суд снова удалился в совещательную комнату, по выходу из которой было оглашено постановление, которым провозглашение приговора было отложено и в отношении подсудимого была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

Таким образом, суд, без вынесения какого-либо определенного решения повторно удалялся в совещательную комнату, что не предусмотрено уголовно-процессуальным законом. Вопросы отложения судебного разбирательства и избрания меры пресечения в отношении подсудимого были разрешены судьей с нарушением тайны совещательной комнаты, без возобновления судебного следствия и участия сторон, что послужило основанием к отмене принятого решения (Определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 14.08.2008 № 22-2404).

После вынесения решения в совещательной комнате по существу рассмотренного дела судья возвращается в зал судебного заседания и объявляет его. Несоблюдение данного правила свидетельствует о нарушении тайны совещания.

Из протокола судебного заседания по одному уголовному делу было видно, что судебное разбирательство закончилось 15 мая 2009 г. последним словом подсудимого, после чего суд удалился в совещательную комнату, объявив, что приговор будет оглашен 18 мая 2009 г. В этот день суд возвратился в зал судебного заседания, но приговор не огласил, постановив, что в связи с неявкой подсудимой провозглашение приговора откладывается на 29 июня 2009 г. Таким образом, приговор, вынесенный 18 мая, был оглашен 29 июня после выхода судьи из отпуска (находился в отпуске с 19 мая по 26 июня 2009 г.), а не из совещательной комнаты, что является грубым процессуальным нарушением, влекущим отмену судебного акта (Обзор Приморского краевого суда и Управления судебного департамента при ВС РФ в Приморском крае от 31.12.2009 г. «Обзор кассационной и надзорной практики по уголовным делам Приморского краевого суда за 2009 г.»).

Аналогичным образом и в другом деле судья два дня подряд по одному разу удалялся в совещательную комнату для вынесения решения, которое отменили как нарушающее тайну совещания судей (постановление Президиума Свердловского областного суда от 07.05.2008 по делу № 44-У-182/2008).

Когда можно говорить о нарушении тайны?

Для того чтобы понимать и различать такое понятие как нарушение или не нарушение тайны совещания, важно знать, в каких ситуациях можно говорить о нарушении тайны, а в каком нет.

Итак, тайна судебного совещания считается нарушенной, если:

  1. В помещении для совещания присутствуют лица, которые не относятся к суду напрямую (все, кроме судей).
  2. Во время проведения совещания или же непосредственно при единоличном принятии решения судья или коллегия судей совершали звонок по телефону или общались с другими людьми иными способами связи, даже если разговор был на личные темы;
  3. Судья вышел из совещательной комнаты без объявления перерыва или истечения рабочего времени.
  4. Тайна совещательной комнаты была нарушена умышленно судьей либо третьим лицом.

Указанный выше перечень не является исчерпывающим и может изменяться в зависимости от обстоятельств происходящего или же от иных аспектов ситуации.

Отдельно стоит сказать о том, на что судья имеет право при вынесении решения в совещательной комнате и какие действия не могут быть расценены как нарушение судебной тайны:

  • Делиться своим особенным, личным мнением по данной ситуации без упоминания подробностей и нюансов произошедшего.
  • Объявлять перерыв в принятии решения, если того требует ситуация.
  • Обсуждать с коллегами сложившуюся ситуацию и уточнять их мнение по существу (только если суд совершается не единолично).
  • Пользоваться нормами законодательства, смотреть справочную литературу, изучать различные решения и постановления государственных, контролирующих или вышестоящих судебных органов.
  • Выносить решение на основании Законодательства РФ, в том числе и кажущиеся несколько несправедливыми.

Более подробный перечень того, что судья имеет право делать или не делать, а также полный перечень поступков, которые считаются нарушениями, можно изучить в Гражданско-процессуальном кодексе РФ с комментариями, в последней действующей редакции.

Обязательно почитайте!  Как правильно сдать квартиру в аренду: пошаговая инструкция

Что будет дальше с участниками?

По принципам действующего законодательства в России, если нарушена тайна судебного заседания, и данное обстоятельство полностью доказано, приложенными к кассационной жалобе свидетельствами, то решение суда, вынесенное с нарушением тайны совещания, считается отмененным, после соответствующего постановления суда.

Таким образом можно заметить, что в любом случае, когда нарушаются установленные законодательством правила, решение суда считается отмененным.

Однако доказать умышленность или случайность нарушения тайны судебного совещания достаточно непросто, особенно учитывая тот факт, что видеосъемка процесса суда и вынесения решения не всегда производится государственными органами или допускается судом.

Как доказать, что тайна совещания судей нарушена

Доказывать факт нарушения тайны совещания судей заинтересованное лицо вправе любыми допустимыми доказательствами.

Так, в одном деле вышестоящий суд в качестве таковых принял приобщенные к делу письменные заявления истца в адрес председателя Великолукского городского суда и председателя Псковского областного суда, из содержания которых следовало, что решение суда не только не было изготовлено, но и не было оглашено. Оснований не доверять этим данным не имеется, отметил суд, так как истец в силу своего процессуального положения является лицом, заинтересованным в наиболее скором разрешении дела (Определение Псковского областного суда от 11.10.2005 № 33-930).

Первичную информацию о порядке вынесения решения по существу рассмотренного дела можно получить из протокола судебного заседания. На нарушение тайны совещания суда можно указать в замечаниях на протокол (постановление ФАС Поволжского округа от 21.05.2010 по делу № А57-21099/2009). Однако если из протокола не следует, что резолютивная часть принятого судьей решения по делу была объявлена в тот же день, когда суд его рассмотрел, это свидетельствует о нарушении тайны совещания судей (Определение Московского областного суда от 14.05.2005 по делу № 33-3085).

Также необходимо учитывать, что отсутствие в протоколе судебного заседания сведений об удалении суда в совещательную комнату для принятия решения без доказательств фактического нарушения условий, обеспечивающих тайну совещания судей, само по себе не свидетельствует о нарушении. Такими доказательствами, как было указано выше, являются замечания на протокол судебного заседания, поданные в установленный срок (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 31.03.2015 по делу № А20-1022/2013), заявление на имя председателя суд, рассматривавшего дело, и др.

В одном деле заявитель нарушение тайны совещания судей обосновывал тем, что вход в совещательную комнату судьи возможен как из зала судебного заседания, так и через отдельную дверь, выходящую в общий коридор на этаже суда. Но как указал суд надзорной инстанции, данный довод не может повлечь отмену состоявшихся судебных постановлений, поскольку доказательств того, что решение принималось в условиях, не обеспечивающих тайну совещательной комнаты, к жалобе не приложено, в связи с чем указанный довод голословен, никакими доказательствами не подтвержден (Определение Московского городского суда от 15.03.2011 по делу № 4г/3-1881/11).

Необходимо также учитывать, что незначительный период времени, в течение которого суд находился в совещательной комнате при вынесении решения, не свидетельствует о нарушении тайны совещания судей (Определение Новосибирского областного суда от 26.09.2011 по делу № 22-5004/2011).

Не могут послужить основанием для удовлетворения жалобы такие обстоятельства, которые сами по себе не повлекли и не могли повлечь нарушение тайны совещания судей, а также явно надуманные причины.

Так, в одном деле заявитель в кассационной жалобе ссылался на нарушение принципа тайны совещания судей при вынесении решения. Свои доводы он мотивировал тем, что под дверью зала в Девятом арбитражном апелляционном суде г. Москвы была щель. Видимо, кассатор считал, что наличие этой щели не делает тайны из совещания судей. Однако суд по результатам рассмотрения кассационной жалобы не нашел оснований для отмены вынесенного постановления и отклонил его доводы (постановление ФАС Московского округа от 23.05.2006 № КА-А40/3142-06).

Аналогичным образом суд отклонит такой надуманный и в буквальном смысле слова притянутый за уши довод о том, что отправление судьей правосудия без мантии и других отличительных знаков является нарушением, влекущим отмену принятого им решения (постановление Московского городского суда от 02.02.2012 № 4а-3345/11). Участие судьи в процессе без мантии в принципе никак не может повлиять на правильность вынесенного решения по существу спора и не может рассматриваться как существенное нарушение норм процессуального права (Определение Пермского краевого суда от 28.02.2011 по делу № 33-1896).

Помимо этого суд отклонит и ходатайство об отводе судьи, если оно ничем не мотивировано либо обосновано малоубедительными аргументами, например, тем, что судья надзорного суда учился у арбитра третейского суда, решение которого стало предметом проверки, и под его руководством защитил диссертацию и получил научную степень, поскольку сам по себе этот факт не подтверждает то, что он будет не объективно рассматривать дело (постановление Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 № 11861/10).

В другом же деле, наоборот, при решении вопроса об объективности и беспристрастности судьи нижестоящего суда надзорный суд принял во внимание и учел фотографии со страницы судьи на сайте «Одноклассники», размещенных самим судьей, где он был запечатлен с истицей по рассмотренному делу. Судья и истица по делу являлись выпускниками одной школы, были зарегистрированы на личных страницах сайта как друзья. С учетом указанного обстоятельства имелись достаточные основания сомневаться в беспристрастности судьи, поэтому принятое им решение по делу было отменено (постановление Президиума Рязанского областного суда от 22.11.2011 № 44-г-131).

Когда нарушение налицо

Нарушением принципа тайны совещания судей будет наличие доступа в помещение, в котором суд проводит совещание и принимает судебный акт, других лиц и общение других лиц с лицами, входящими в состав суда, в момент совещания и принятия судебного решения (постановление ФАС Уральского округа от 05.09.2012 № Ф09-10495/10).

Нарушение данного принципа можно установить на основе анализа содержания протокола судебного заседания, а в арбитражном процессе — аудиозаписи, если из них следует, что судья для вынесения решения не удалялся в совещательную комнату (постановление Суда по интеллектуальным правам от 06.02.2014 по делу № А14-10532/2013) и вынес решение прямо на месте, даже не удалив стороны из зала судебного заседания (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.09.2015 по делу № А56-71283/2014).

Напомним, что в условиях, обеспечивающих тайну совещания судей, арбитражный суд принимает определение в виде отдельного судебного акта по правилам, установленным для принятия решения (ч. 4 ст. 184 АПК РФ).

При отсутствии совещательной комнаты арбитражный суд для обсуждения и принятия решения остается в помещении, в котором рассматривается дело. На время совещания судей лица, участвующие в деле, и иные лица, присутствующие в заседании суда, удаляются из помещения (абз. 2 п. 42 главы 9 Регламента арбитражных судов, утв. постановлением Пленума ВАС РФ от 05.06.96 № 71).

Нарушением тайны совещания судей будет ситуация, когда суд не удаляется в совещательную комнату, резолютивную часть решения выносит и оглашает без удаления в совещательную комнату (Обзор кассационной практики за 2009 год по гражданским делам, подготовленный Кировским областным судом). К таким же выводам пришел ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 23.08.2004 № Ф04-5772/2004(А02-3932-20).

Последствия нарушения тайны совещания

Несоблюдение требования об обеспечении тайны совещания судей даже при единоличном рассмотрении дела судьей является нарушением и влечет к определенным санкциям. В каких случаях можно однозначно заявить нарушении:

  1. Если у лиц (стороны по делу, сотрудники аппарата суда) будет доступ к совещательной комнате.
  2. Если участники процесса не удалены из кабинета (если нет отдельной совещательной комнаты), а судья также не удаляется в совещательную комнату для постановления и вынесения резолютивной части решения.

И в первом, и во втором случаях доказать нарушение судьей требования закона можно с помощью аудиозаписи или протокола судебного заседания. Главное, чтобы было зафиксировано нарушение. Поэтому любое отклонение от нормы следует рассматривать как нарушение тайны и основание для переоценки фактов.

В связи с этим, согласно , нарушение тайны совещания является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и основанием для отмены судебного акта.

Однако, прежде чем заявить о нарушении, необходимо иметь безоговорочные основания и доказательства, подтверждающие вашу правоту. Также существует мнение о нецелесообразности включения указанного нарушения в безусловные основания для отмены.

В последние годы участились случаи нарушения судьями тайны совещательной комнаты.

Во всех процессуальных учебниках совещательная комната признается «святой святых» любого суда, своего рода судейская Кувуклией, откуда хотя и не выносят благодатный огонь, но в которой принимают земные судьбоносные решения. В нормальном суде предостережения секретаря судебного заседания «судья в совещательной» воспринимаются почти также как окрик часового с автоматом, охраняющего важный военный объект: «Стой, стрелять буду».
В этом нет ничего удивительного, ведь тайна совещательной комнаты, являясь гарантией соблюдения многих процессуальных принципов, введена с целью обеспечения принципа независимости судей и создания условий для вынесения законного и обоснованного решения. Любое ее нарушение ставит под сомнение законность судебного решения и является безусловным основанием для его отмены.

Рассмотрим на примере.

Мировым судьей г. Георгиевска и Георгиевского района, Е. по уголовному делу в отношении Б. председательствующая 24 мая 2011г. в 15 часов 30 минут предоставила последнее слово подсудимому, которым последний воспользовался. После этого мировая судья удалилась в совещательную комнату для вынесения приговора, а время оглашения приговора объявлено 24 мая 2011г. в 16 часов 00 минут. Далее оглашен приговор и объявлено судебное заседание закрытым 24 мая 2011г. в 16 часов 15 минут. (Время указано согласно протокола судебного заседания).
Таким образом, мировая судья менее чем 30 минут вынесла приговор на 12 страницах компьютерного текста (с 15 часов 30 минут сначала последнее слово и затем до 16 часов вынесение приговора) с производительностью труда 1 страница-2 минуты 50 секунд.
Советский шахтер Стаханов Алексей Григорьевич, в ночь с 30 на 31 августа 1935 года за смену добыл 102 тонны угля при норме в 7 тонн, в 14 раз превысив норму и установив рекорд. По официальной версии, причина небывалого достижения Стаханова заключалась в умелом владении отбойным молотком.
А в чем же заключался секрет столь быстрого вынесения приговора мировой судьей в нашем случае?
Защитник раскрыл тайну установленного рекорда в апелляционной жалобе указав, что приговор был вынесен не в совещательной комнате, а заготовлен заранее, что в силу п.8 ч.2 ст.381 УПК РФ является безусловным основанием для отмены любого судебного решения в апелляционном и кассационном порядке.
Казалось бы, факт допущенного фундаментального и в тоже время бесспорного нарушения уголовно-процессуального закона не может вызывать никаких сомнений. Однако в условиях ослабления судебного контроля нарушения никто не заметит.
Так, судья апелляционной инстанции касаемо допущенного нарушения указал: «Исходя из практики применения УПК РФ под редакцией В.П. Верина следует, что вопрос о необходимости удаления судьи в совещательную комнату для вынесения постановления в настоящее время является дискуссионным. В то же время следует признать, что составление его вне пределов данного помещения нарушением положений УПК не является».

При рассмотрении кассационной жалобы Судебная коллегия по уголовным делам Ставропольского краевого суда в своем кассационном определении от 25 января 2012г. исключила из апелляционного постановления ссылку на практику применения УПК РФ под редакцией Верина В.П., в тоже время указала: «Положения ст.298 УПК РФ о постановлении приговора в совещательной комнате, а именно о разрешении всех вопросов при постановлении приговора, не исключают возможность того, чтобы судья, рассматривающий уголовное дело единолично, имел подготовленный им материал, в том числе и текстовой, для составления самого приговора в совещательной комнате. В связи с этим нахождение суда в совещательной комнате в течение 30 минут не может рассматриваться как нарушение тайны совещания судей, ибо основным моментом в соблюдении этой тайны является неразглашение судьей суждений, имевших место при обсуждении и постановлении приговора. Таких обстоятельств судебной коллегией не установлено».

Позиция кассационной инстанции в силу своей очевидной несостоятельности требует отдельного изучения.
В соответствии со ч.1,2 ст.295 УПК РФ: «Заслушав последнее слово подсудимого, суд удаляется в совещательную комнату для постановления приговора, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания. Перед удалением суда в совещательную комнату участникам судебного разбирательства должно быть объявлено время оглашения приговора».

В соответствии со ст.298 УПК РФ (тайна совещания судей):

«1. Приговор постановляется судом в совещательной комнате. Во время постановления приговора в этой комнате могут находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному уголовному делу.
2. По окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты. Судьи не вправе разглашать суждения, имевшие место при обсуждении и постановлении приговора».
Согласно требованиям п.8 ч.2 ст. 381 УПК РФ: «Основаниями отмены или изменения судебного решения в любом случае являются нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта или тайны совещания судей при постановлении приговора».
В силу ч. 5 ст. 341 УПК РФ: «Записи присяжных заседателей, которые они вели в судебном заседании, могут быть использованы в совещательной комнате для подготовки ответов на поставленные перед присяжными заседателями вопросы».
Таким образом, по смыслу приведенных процессуальных норм в их системной связи судья после последнего слова подсудимого удаляется в совещательную комнату и именно в ней постановляет приговор. Как ни листай УПК РФ, в нем не находится нормы о том, что судья вправе начать заготавливать какой-то текстовой материал и составлять приговор, например, после представления доказательств стороной обвинения, а завершить составление приговора уже в совещательной комнате. В указанных процессуальных нормах ничего не говорится о праве судьи иметь заготовленный им материал, в том числе и текстовой, для составления самого приговора в совещательной комнате, хотя бы потому, что в распоряжении судьи в совещательной комнате находятся материалы уголовного дела, протокол судебного заседания, а также кодексы и комментарии к ним, чего вполне достаточно для вынесения любого судебного решения.
Когда Судебная коллегия пишет за заготовленный материал, хотелось бы знать, о каком материале идет речь. Может быть, имеется ввиду заблаговременно напечатанный текст описательно-мотивировочной части приговора, а резолютивную часть судье останется вынести в совещательной комнате? А может заготовленный материал – это и резолютивная часть обвинительного приговора, но без конкретных сроков наказания? А может быть, судья вправе подготовить заранее вводную часть приговора, а в совещательной комнате написать описательно-мотивировочную и резолютивную части? Но и в таком случае судья не успевает за полчаса завершить свой труд, поскольку вводная часть приговора, как правило, представляет собой до 1 страницы текста и ему остается напечатать 11 страниц за 30 минут.
Очевидно, что судьи кассационной инстанции перепутали права присяжных заседателей с правами судей. В соответствии с ч. 5 ст. 341 УПК РФ записи присяжных заседателей, которые они вели в судебном заседании, могут быть использованы в совещательной комнате. Не стану лишать судей права делать какие-либо записи в судебном заседании, но писать приговор до ухода в совещательную комнату они не вправе.
Такая позиция Судебной коллегии представляет опасность для интересов правосудия. Судьям может показаться, что приговор дозволяется выносить еще до судебных прений, а в совещательную комнату необходимо удаляться, дабы просто соблюсти процессуальную форму.
Когда количество обвинительных приговоров в России неуклонно стремится к 100 %, составление приговора до прений и не в совещательной комнате для судей представляется нормальным и обыденным явлением. Действительно, для чего ждать судебных прений, если они ничего в наименовании будущего приговора не изменят и зачем сидеть часами в совещательной комнате, взваливая на себя различные обременения, если приговор можно напечатать в спокойной и свободной обстановке?
Дабы обойти закон, судьи используют хорошо известную процессуальную комбинацию: выслушивают судебные прения и переносят рассмотрение дела для заслушивания последнего слова подсудимого на удобное для себя время, далее выносят приговор не в совещательной комнате с нарушением требований ч. 1 ст. 298 УПК РФ, затем предоставляют последнее слово подсудимому и в этот же день объявляют заранее заготовленный приговор.
Составление приговора не в совещательной комнате не может не отразиться на его законности и обоснованности, поскольку в этот период времени судья подвержен многочисленным внешним воздействиям, к нему беспрепятственно могут проникать следователи и прокуроры, адвокаты и заинтересованные граждане, он может ходить за советом к своему председателю, может звонить по телефону и даже ездить за консультацией к своим кассаторам. В результате может быть вынесен не акт правосудия, а негодный продукт коллективного труда, состоящий из конъюктурных корпоративных интересов и далекий от интересов законности.
Достаточно печально, что Судебная коллегия Ставропольского краевого суда считает «основным моментом в соблюдении тайны совещательной комнаты неразглашение судьей суждений, имевших место при обсуждении и постановлении приговора», забывая, что тайна совещания является одной из гарантий выполнения конституционного требования независимости судей и подчинения их только закону. Она имеет важное значение для принятия судом решений по своему внутреннему убеждению, на основании материалов дела, которые исследовались в судебном заседании, и призвана служить исключению постороннего влияния на судей при вынесении приговора.
Всем практикующим юристам хорошо известно, что вынесение приговоров вне совещательной комнаты сегодня не является редкостью, а тайна совещательной комнаты достаточно часто нарушается.
Такое поведение судей формируется с благословения кассационных инстанций, которые приговоры по таким основаниям отменяют редко, и также редко выносят в отношении судей частные постановления.
Столь лояльное отношение судей-кассаторов к допускаемым нарушениям может объясняться тем, что эти судьи в прошлом и сами допускали различные вольности в совещательной комнате и психологически не готовы наказывать нижестоящих судей за свои же огрехи.
Не может вызывать никаких сомнений либо разночтений, что судьи, удалившись в совещательную комнату, не должны покидать ее до момента провозглашения приговора. В тех случаях, когда постановить приговор в течение одного (дневного) дня невозможно из-за большого объема и сложности дела, с наступлением ночного времени суд вправе прервать совещание для отдыха.
В дневное время судьи не вправе покидать совещательную комнату. Если совещательная комната находится в кабинете судьи, разговор судей по телефону недопустим не только по вопросам, связанным с данным делом, но и по любым другим вопросам, не относящимся к нему. Законодатель должен позаботиться над тем, чтобы судья, находясь в совещательной комнате, был лишен возможности использовать телефонную связь либо Интернет. В противном случае предусмотренные законом ограничения для судей останутся фикцией.
Следует отметить более строгое и принципиальное отношение советских судов к нарушению тайны совещательной комнаты.
Так, народные заседатели Анкудинов и Кухаренко сообщили о том, что председатель городского суда Зенков неоднократно звонил во время совещания судей и, в частности, разговаривал с председательст­вующим по делу народным судьей Буровлевой о будущем приговоре. Поскольку сам факт звонка, а тем более разговор о будущем приговоре есть грубейшее на­рушение тайны совещания судей, Иркутский областной суд приговор отменил, а в отношении виновных возбудил дисциплинарное производство.

Обязательно почитайте!  Продажа товаров дистанционным способом - особенности, нюансы, правила

Или другой пример.

Отменяя приговор по делу П. и других, Верховный Суд СССР указал, что при рассмотрении данного дела суд допустил нарушение ст. 317 УПК РСФСР: в совещательную комнату при обсуждении приговора вошли помощник прокурора Д. и народный судья Т. Запрещен вход в совещательную комнату во время постановления приговора и посторонним лицам[2].
В современной судебной практике также встречались случаи отмены приговоров по причинам нарушения тайны совещательной комнаты.
Согласно постановления Президиума Верховного Суда РФ от 26 декабря 2007 г. N 526-П07ПР: «Как видно из материалов дела, 1 ноября 2006 г. суд заслушал последнее слово всех девяти подсудимых, однако в совещательную комнату не удалился, а объявил перерыв до 3 ноября 2006 г., по окончании которого судья объявил о продолжении судебного заседания и только после этого удалился в совещательную комнату для постановления приговора. Приговор был постановлен и провозглашен 3 ноября 2006 г. Одновременно с ним было вынесено и оглашено постановление о прекращении уголовного преследования в части обвинения.

Это свидетельствует о том, что судом были нарушены требования ст. 295 УПК РФ, регламентирующей порядок удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, в соответствии с которым, заслушав последнее слово подсудимого, суд удаляется в совещательную комнату для постановления приговора, о чем объявляет присутствующим в зале судебного заседания.

Несоблюдение требований данного закона о запрете перерыва в этой части судебного заседания (перед удалением суда в совещательную комнату для постановления приговора), как правильно указано в кассационном определении, свидетельствует о нарушении процедуры судопроизводства, что могло повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, а также вынесение одновременно с приговором законного и обоснованного постановления».

Согласно Определения Верховного Суда РФ от 23.07.2009 N 5н-173/09: «Отступление от требований ст. 199 ГПК РФ о принятии решения немедленно после разбирательства дела повлекло отмену состоявшихся судебных постановлений. В случае удаления суда в совещательную комнату 30 октября 2007 года, решение по делу не могло быть оглашено 31 октября 2007 года. Судья не вправе покидать совещательную комнату, так как при этом нарушается тайна совещательной комнаты. В случае невозможности составления мотивированного решения суд должен в тот же день огласить резолютивную часть решения».

В соответствии с Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 декабря 2004 г. по делу Еремеичева и др.: «Ведение присяжными заседателями, находящимися в совещательной комнате, телефонных переговоров, является нарушением тайны совещания в смысле пункта 5 части второй статьи 333 и основанием для их замены»[3].
Примеров, когда вышестоящие судебные инстанции не усматривали нарушений тайны совещательной комнаты немало, как правило, доводы стороны защиты являлись голословными и не подтверждались доказательствами.
Так, Согласно Кассационного определения Верховного Суда РФ от 2 апреля 2003г. по делу N 66-о02-144: «…адвокат Зайцева С.А. указала, что при вынесении приговора была нарушена тайна совещательной комнаты, так как из текста приговора видно, что он напечатан на компьютере, которого нет в совещательной комнате Усольского городского суда Иркутской области, следовательно, этот приговор был изготовлен вне совещательной комнаты…». Однако Судебная коллегия Верховного Суда РФ нарушений требований УПК РФ не обнаружила.

Думаю, что никого не оставит равнодушными следующий беспрецедентный пример.

Слушалось не очень сложное уголовное дело. Когда закончились прения сторон, и подсудимый сказал свое последнее слово, судья заявил, что удаляется в совещательную комнату. При этом он имел неосторожность пообещать, что огласит приговор через два часа. Произнеся эти роковые слова, судья вышел из зала, заперся и сел писать приговор. Но в данном случае наш герой обещал выйти через два часа.
Написав несколько первых слов, судья почувствовал настоятельную необходимость покинуть свое заточение и посетить дощатую будочку, стоявшую во дворе суда. Канализацией и подключенными к ней туалетами районный дворец правосудия снабжен не был. Но, выглянув в окно совещательной комнаты, судья с ужасом обнаружил, что во дворе толпится в полном составе вся публика, присутствовавшая на процессе. В том числе адвокат, родные и близкие подсудимого. Проникнуть в туалет, не соприкоснувшись с ними, судья не мог никак, но любое подобное соприкосновение грозило нарушением тайны совещательной комнаты, а, стало быть, и отменой приговора. Ах, если бы не было во дворе адвоката! Ах, если бы судья назначил оглашение приговора на завтра! Он решил терпеть. Он терпел долго, но сил писать приговор уже не было. Мысли путались, холодный пот заливал судейское чело… Через час на истерический стук из-за двери совещательной комнаты прибежали судейские. Узник попросил сходить к нему домой, и принести смену белья и одежды[4].
Читая описанную историю, невольно проникаешься чувством глубокого уважения к данному судье, чье имя по известным причинам осталось неизвестным для широкой общественности.
Именно с такими судьями, являющимися образцом служения Закону, ставящих Закон выше своих личных потребностей и интересов, в России можно будет построить правовое государство.
Уверен, что Стахановская производительность труда при печатании приговоров совершенно не требуется. Достаточно, чтобы судебный акт был бы законным, обоснованным и справедливым, поскольку, как говорил Жан Батист Мольер, тот, кто хочет обвинять, не вправе торопиться.

Прочие нюансы и факты, о которых вы можете не знать

Приведем некоторые факты и нюансы разрешения ситуации, которые в некотором роде специфичны и в то же время имеют место часто встречаться в судебной практике по данному вопросу.

  • при затруднении в принятии решения, касающемся установления фактов, использования доказательств, а также определения размера виновности и соразмерного наказания. Суд имеет право руководствоваться не только законами РФ и Конституцией, но и использовать в своей деятельности Постановления, Решения и Определения вышестоящих органов государственной власти.
  • при необходимости во время обеденного перерыва и после истечения периода рабочего времени, судья, даже находясь в совещательной комнате, имеет право объявить перерыв, а затем покинуть ее, при этом, не нарушая тайну судебного совещания.
  • даже разговор по мобильному телефону, без присутствия сторонних лиц может быть расценен как нарушение законодательства.
  • судья имеет право высказывать свое определенное и личное мнение относительно ситуации в целом, но это не считается нарушением действующего законодательства.
  • надуманные факты, не подтвержденные достаточными основаниями. Например такие, как дружеские отношения между судьей и ответчиком, ни в коей мере не могут быть приняты во внимание, как доказательства подтверждающие нарушения судебной тайны.

Исходя из всего описанного выше, разобраться в вопросах нарушения судебной тайны в совещательной комнате достаточно сложно.

Тонкие нюансы, индивидуальность каждой ситуации, а также возможность двояко трактовать некоторые поступки и случайности могут привести к диаметрально противоположным мнениям в этом вопросе.

Так что только руководство законодательными и нормативными актами, судебной практикой, Постановлениями ФАС и других государственных органов контроля и управления.

А также внимательное отношение судей к осуществляемой деятельности позволят избежать не только судебных разбирательств, но и избежать длительных тяжб по гражданским делам.

Заключение

Нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения противоречит конституционному порядку, который признается основополагающим. Поэтому в целях осуществления судопроизводства, направленного на защиту и восстановление законных прав и интересов, соблюдение принципа независимости судьи через реализацию такого механизма крайне важно.

Источники

  • https://zarplatto.ru/naruchena-tajna-sudebnogo-sovechaniya-posledstviya-dokazatelstva-nakazanie-vinovnogo/
  • http://processual.ru/narushena-tajna-sudebnogo-soveshchaniya-posledstviya-dokazatelstva-nakazanie-vinovnogo/
  • https://www.eg-online.ru/article/315555/
  • https://prava.expert/uk/sud/narushenie-tajny-soveshhatelnoj-komnaty.html
  • https://pravorub.ru/articles/18516.html

[свернуть]

Ссылка на основную публикацию