Преследование (сталкинг): как избавиться от преследования?

Что такое сталкинг

Сталкинг (от англ. Stalking – преследование) можно интерпретировать, как нежелательное и излишне навязчивое внимание к другому человеку и его преследование.

Примерами сталкинга являются:

  • слежка за другим человеком (как в реальной жизни, так и в соцсетях);
  • отправка ему сообщений;
  • навязчивые попытки связаться или установить контакт вопреки воле жертвы;
  • постоянные угрозы</span>;
  • попытки проникновения в жилище;
  • издевательства;
  • манипуляции и шантаж (например, угроза покончить жизнь самоубийством);
  • приставания и пр.

Законодательное регулирование

Российский Уголовный кодекс не содержит отдельного наказания за сталкинг. Такие деяния не рассматриваются, как самостоятельные преступления, и среди административных правонарушений.

Российские активистки хотели изменить действующее положение дел и создали петицию о введении уголовной ответственности за сталкинг, но она не обрела должной поддержки и осталась на этапе общественной инициативы.

В мировом масштабе за сталкинг преследуют не везде. Первыми навязчивое преследование отнесли к уголовным преступлениям американцы, где соответствующее наказание действует с 1992 года. Затем к ним присоединились Канада и Австралия.

В ЕС преследование считается наказуемым деянием в Великобритании, Ирландии, Бельгии, Австрии и с 2007 года – в Германии. Но надо понимать, что в западном законодательстве действует прецедентная система наказаний (это значит, что имелись случаи привлечения к ответственности за навязчивые преследования) и отдельной правовой нормы за сталкинг так же не предусмотрено.

Реально ли привлечь преследователя к ответственности по закону

Для привлечения преследователя к ответственности необязательно ссылаться на отдельную статью в Уголовном кодексе или КоАП. Его действия вполне могут нарушать другие правовые нормы. Если дело дойдет до суда, то правонарушения учтут в комплексе. В частности, по Уголовному кодексу сталкера можно наказать:

  1. За клевету по . Такая статья применяется, если преследователь распространяет ложную недостоверную информацию о жертве. Сталкеру статья грозит штраф размером до 500 тыс. р. или в размере зарплаты за полгода либо обязательные работы на срок до 160 часов.
  2. За угрозу убийства или причинения тяжкого вреда здоровью по . Если преследователь высказывает угрозы, то наказание варьируется от обязательных работ до 480 часов до лишения свободы на срок до 2 лет.
  3. За незаконный сбор и распространение сведений о частной жизни лица, образующих его личную тайну по . Если сталкер следит за жертвой, то ему может грозить наказание в виде штрафа размером в 200 тыс. р. или лишения свободы на период до 2 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.
  4. За нарушение тайны переписки и переговоров по телефону по . К ответственности по указанной статье можно привлечь за взлом страницы в соцсети, кражу переписки, прослушивание телефонных переговоров. За это предусмотрено наказание в виде штрафа в размере 80 тыс. р., обязательных работ до 360 часов или исправительных работ до года.

В действительности привлечь преследователя к ответственности сложно, хоть и реально.

Наказать преследователя в рамках Кодекса об административной ответственности РФ и Москвы можно со ссылкой на следующие статьи:

  1. . Ее можно применить, если преследователь пишет гадости в соцсетях, пишет оскорбительные слова на стенах подъезда и пр. Главное, чтобы оценка сталкера личности жертвы оскорбляла честь и достоинство. Наказание составляет 1-3 тыс. р.
  2. предусматривает ответственность за приставание в общественном месте (есть также в некоторых регионах). Она предусматривает штрафные санкции в размере 100-500 р.

Признаки сталкинга

Специалистка рассказывает: большинство сталкеров абсолютно здоровы и преследуют не всех подряд, а конкретных людей, которые не могут ответить им равноценно. Примеры преследования — настойчивые попытки общаться с человеком, несмотря на его нерасположенность к контакту (обычно навязчивые звонки и сообщения), слежка в реальной жизни или социальных сетях, подглядывание, попытки проникнуть в квартиру. Современная разновидность сталкинга — через онлайн-переводы денег: даже если преследователя заблокировали во всех соцсетях, с помощью денежных переводов он сможет оставлять сообщения.

Характерной стратегией сталкинга выступают шантаж самоубийством или причинением себе боли, запугивание жертвы, угрозы ей и ее близким, обещания испортить имущество. Хана Корчемная говорит, что преследователи пытаются навязать ответственность за свое благополучие на жертву. «От “смотри, до чего ты меня довела” до “только ты можешь меня спасти”», — приводит примеры она.

Специалистка кризисного центра напоминает: в насилии виноват насильник, оно может произойти вне зависимости от того, как пострадавшая себя вела и как отвечала агрессору. По ее словам, один из четких признаков, что речь идет о насилии, а не о конфликте, — ощущение, что отвечать честно и отстаивать себя перед собеседником опасно или чревато неприятными последствиями, мысли о том, что подстроиться и стерпеть правильнее, «иначе хуже будет».

Преследование, домашнее насилие и сексуальное насилие

Преследование тесно связано с другими преступлениями на почве власти и контроля, такими как домашнее насилие и изнасилование. Наиболее распространенная и самая опасная форма преследования – это преследование, связанное с насилием со стороны интимного партнера.

В 1998 году Национальный опрос по насилию против женщин обнаружил, что три четверти пострадавших женщин, которых преследовали их интимные партнеры, также подвергались физическому насилию со стороны партнера. Преследователи часто прибегают к физическому насилию или угрожают применением насилия по отношению к жертвам.

Бывшие интимные партнеры, которые становятся преследователями, имеют явное преимущество, поскольку они очень много знают про своих жертв. Такие преследователи обычно знают друзей или членов семьи своих жертв, а также где именно жертва работает, делает покупки или развлекается. Если у них есть общие дети, то может оказаться, что женщина не может отказаться от контактов с преследователем. На самом деле, юридическая система невольно помогает преследователю оскорблять и запугивать жертву, если суд признает его право на свидания с детьми.

Преследование также тесно связано с изнасилованиями. Почти треть женщин, которых преследовал их нынешний или бывший муж или партнер, были изнасилованы этим мужем или партнером.

Кроме того, некоторые жертвы изнасилования подвергаются последующим преследованиям со стороны насильника, который хочет таким образом запугать их и заставить их отказаться от обращения в полицию.

Еще страшнее то, что преследование может закончиться летальным исходом. Согласно одному исследованию, 76% женщин, которые были убиты их нынешним или бывшим интимным партнером, подвергались преследованию со стороны своих убийц в течение 12 месяцев перед убийством. То же исследование показало, что 85% женщин, которые стали жертвами попыток убийства со стороны интимного или бывшего интимного партнера подвергались преследованию в течение 12 месяцев до попытки убийства.

К сожалению, не существует однозначного психологического портрета преследователей. Гораздо чаще преследователем является мужчина, чем женщина, однако, мужчины тоже подвергаются преследованию, и женщина тоже может стать преследователем. Преследователи являются настойчивыми, и они могут быть опасны. Более чем три четверти преследователей используют более одного способа, чтобы приблизиться к своим жертвам, почти треть преследователей занимались преследованием и раньше.

Средняя продолжительность преследования составляет 1,8 года, но когда преследователем является интимный партнер, то средняя продолжительность возрастает до 2,2 года. Интимные партнеры-преследователи гораздо чаще приближаются к своим жертвам, а их поведение может эскалировать гораздо быстрее.

Преследование включает контакты, значение которых зачастую понятно только преследователю и жертве. Часто это поведение, которое покажется безобидным стороннему наблюдателю, который не в курсе ситуации. Например, такой незначительный контакт, как отправка письма по электронной почте, может быть частью плана преступника по слежке и запугиванию жертвы. Письмо, оставленное на пороге дома жертвы, может быть сигналом, что преступник знает о его или ее новом адресе. Чтобы полностью понять контекст преследования, нужно понять историю отношений между участниками и знать о всем спектре поведения, направленного против жертвы.

Последствия преследования для жертв

Преследование может повлиять на эмоциональное, физическое и экономическое благополучие жертвы. Многочисленные исследования указывают, что преследование негативно отражается на жизни жертв. Важно, чтобы специалисты, работающие с пострадавшими, осознавали, какими могут быть подобные последствия.

Хотя жертвы реагируют на такую ситуацию по-разному, ниже приведены наиболее распространенные реакции, о которых сообщают жертвы преследований.

Эмоциональные последствия. Преследование является очень большой эмоциональной нагрузкой для жертвы. Пострадавшие сообщают о постоянном страхе того, каким будет следующий шаг преследователя, а также страхе, что преследование никогда не закончится.

Хроническая травма в результате преследования может привести к посттравматическому стрессовому расстройству (ПТСР), депрессии, тревожным расстройствам, паническим атакам и другим психологическим проблемам. В одном исследовании по проблеме преследования, более 80% жертв сообщили о росте тревожности в ответ на преследование, и у 33% были симптомы, соответствующие клиническому определению ПТСР. Всего 25% пострадавших в данном исследовании думали или совершали попытки самоубийства, а четверть жертв увеличили уровень потребления алкоголя, табака или других психоактивных веществ.

Физические последствия. Жертвы преследования могут испытывать тошноту, хроническую усталость, а также ухудшение ранее существовавших медицинских проблем. Многие жертвы преследований также сообщают о постоянном нервном возбуждении, бессоннице, ночных кошмарах и трудностях с концентрацией внимания, которые появились в результате преследования.

Экономические последствия. Преследование может иметь серьезные экономические последствия для жертв. Жертвы преследования могут терять время на работе или даже потерять свою работу, поскольку преследователи часто оскорбляют свои жертвы именно на рабочем месте. В одном недавнем исследовании, 1 из 8 работающих жертв сообщили, что они потеряли время на работе, более половины сообщили, что они потеряли пять рабочих дней или больше.

Жертвы также покупают дополнительные товары, чтобы обеспечить свою безопасность (например, сигнализацию, камеры видеонаблюдения). Некоторые люди были вынуждены сменить место жительства, что может стать огромным финансовым бременем.

Социальные последствия. Жертвы преследований часто чувствуют себя изолированными от семьи и друзей. Многие пытаются изменить привычный образ жизни и начинают избегать общения с другими, чтобы не подвергать их опасности. Жертвы также могут отказываться от привычных занятий, таких как посещение спортзала или других публичных мест, потому что за ними могут следить. Некоторые жертвы бросают работу, учебу или другие повседневные дела.

Типичное поведение и циклы преследования

Паттерны поведения преследователей практически совпадают с типичными случаями домашнего насилия. Начало преследованию обычно дает раздражение в связи с тем, что попытки сблизиться с жертвой не приводят к успеху – преследователь хочет установить или продолжить личные отношения, но это противоречит желаниям жертвы.

Преследователь может попытаться заставить жертву сгласиться на отношения, посылая цветы, конфеты и любовные письма, пытаясь, таким образом, «доказать свою любовь». Тем не менее, когда жертва игнорирует эти нежелательные знаки внимания, преследователь обращается к запугиванию. Подобные попытки запугивания обычно проявляются в необоснованных, ревнивых и неприличных попытках вторгнуться в жизнь жертвы. Очень часто такие попытки становятся все более частыми и интрузивными с течением времени, и в результате переходят в систематическое оскорбление жертвы. Очень часто оскорбления переходят в угрозы. Такие угрозы могут быть прямыми или косвенными, они могут проговариваться, либо проявляться в поведении преследователя. К сожалению, на этой стадии преследование может перейти в физическое насилие и/или убийство.

Преследователи стремятся к тому, чтобы установить или восстановить отношения власти и контроля над жертвой, и если им это не удается, то они могут прибегнуть к насилию, чтобы утвердить свое доминирование. В некоторых случаях, преступники хотят убить свою жертву, а потом покончить с собой в последней, отчаянной попытке установить доминирование над жертвой.

Мышление преследователя эволюционирует от «Если бы я мог доказать тебе, как сильно я тебя люблю» до «Я могу заставить тебя полюбить меня» и до «Если я не могу обладать тобой, то никто тебя не получит».

Хотя такой прогресс в поведении встречается очень часто, отдельный случай преследования не является предсказуемым. Некоторые преследователи никогда не заходят дальше первой стадии. Другие внезапно перепрыгивают с первой к последней стадии. В то же время другие могут регрессировать на предыдущие стадии, прежде чем переходить к следующей. Не так уж редко встречаются преследователи, которые перемежают угрозы и насилие с цветами и любовными записками.

Трудно не только предсказать, что может сделать преследователь, но и когда он может это сделать. Некоторые преследователи переходят к последним стадиям всего за несколько недель или дней. В других случаях преследователи, вовлеченные в наиболее серьезные виды преследования, могут месяцами и даже годами воздерживаться от контакта.

Именно непредсказуемость преследователей делает невозможной единую эффективную стратегию для каждого случая преследования.

Как действует сталкер?

Проблема сталкинга в том, что он несет в себе систематический характер, и это приносит жертве огромную психологическую травму. Сталкер может не только в прямом смысле выслеживать тебя, звонить, писать сообщения, но и оставлять подарки (в том числе страшные, например, сердце убитого животного), обклеивать твоими фото подъезд, доставать твоих друзей и родственников (часто намекая на сексуальный контекст ваших отношений или его желаний по отношению к тебе).

В итоге, ты ощущаешь постоянный контроль и внимание к себе, невозможность распоряжаться своей жизнью (отделаться от сталкера практически невозможно), поэтому в какой-то момент страх настигает даже самого смелого человека.

Удивительный факт: с появлением интернета и социальных сетей резко выросло количество актов преследования и домогательства посредством интернета. Киберсталкинг позволяет с точностью до минуты выследить не только местоположение жертвы, но и узнать ее адрес, любимые места и список контактов.

Что движет сталкерами?

Мотивация для выслеживания у всех разная. При этом статистически доказано, что большинство сталкеров не страдают каким-либо психическим отклонением, но могут иметь психологическое расстройство или невроз. Это могут быть такие расстройства, как депрессия, расстройство адаптации или виной всему может стать зависимость, а также различные личностные отклонения. Болезнями сталкеров можно назвать эротоманию, биполярное и шизофреническое расстройство.

Бывают случаи, когда сталкер пропадает на время: начинает заниматься собственной жизнью, влюбляется или просто заводит отношения, а потом в определенные моменты снова начинает преследовать жертву и это может продолжаться на протяжении всей жизни. Все дело в том, что психические заболевания носят хронический характер течения, с фазами обострения в осеннее-весенний период.

Не все сталкеры преследуют цель именно убить человека, хотя во многих случаях такой исход вполне логичен в связи с возрастающей манией. Можно сказать, что одни путем преследования пытаются вернуть партнера после расставания или заставить человека полюбить себя. Другие хотят отомстить и напугать человека. Некоторые выбирают совершенно случайную жертву по каким-то своим критериям. В любом случае, поведение сталкера предугадать невозможно, а значит, есть чего бояться.

Типы преследователей

  1. Очень часто преследователем может стать друг, который долгое время был во френдзоне и в итоге смог изучить тебя от А до Я. Желание добиться твоего расположения сможет толкнуть его на самые безумные поступки. Друзья-сталкеры – это чаще всего мужчины.
  2. Сталкерами часто становятся клиенты людей, которые трудятся в определенных сферах, а именно юристы, врачи и учителя, секс-работники.
  3. Навязчивый кавалер может найти тебя и на , причем и коллега, и клиент, и работодатель не застрахован от необычного фетиша. Такой тип сталкинга можно назвать одним из наиболее опасных, потому что жертва чаще всего находится в подчинении и боится потерять место.
  4. Существуют люди, которые получают удовольствие от слежки и их труднее всего выследить, потому что они не ориентируются на знакомого и могут увязаться за любым прохожим.
  5. Конечно же, большую группу сталкеров составляют фанаты известных личностей.
  6. Хуже всего, если сталкер является бывшим возлюбленным, потому что в этом случае он будет шантажировать интимными фото, может начать распускать слухи или грозиться совершить самоубийство.

Пример: В 1996 году американский 21-летний офицер Рикардо Лопес попытался убить певицу Бьорк, отправив ей посылку с бомбой, посылку успели перехватить, но Лопес так и не узнал об этом. После отправки посылки он вернулся домой и застрелился под песню Бьорк, записав самоубийство на камеру.

Что делать при сталкинге

Корчемная говорит, что часто женщины, сталкивающиеся со сталкингом и насилием, боятся просить о помощи и чувствуют себя в изоляции. По российскому законодательству преследование не считается полноценным преступлением, однако отдельные проявления сталкинга могут попасть под статьи о клевете или угрозе убийством.

Чтобы защитить себя, важно помнить о кибербезопасности: настроить двухэтапную аутентификацию для входа в свои аккаунты, закрыть доступ к своим соцсетям, блокировать нежелательные звонки. «Может показаться, что настоящая безопасность в интернете доступна только профессиональным хакерам, но на самом деле многие вещи не так сложны. Какие-то моменты можно разобрать при помощи юриста и психологини кризисного центра, чтобы хотя бы немного улучшить свою кибербезопасность», — говорит Корчемная.

Следующий шаг — рассказать о преследовании родным и близким. По словам консультантки кризисного центра, в таких случаях пострадавшие опасаются осуждения и обесценивания, боятся показаться неадекватными, давящими на жалость или нагнетающими проблемы. Поэтому на факт преследования нередко обращают внимание лишь постфактум, после совершения реального насилия. Даже в глазах родственников и подруг женщина может якобы “неправильно себя вести”, провоцировать преследователя или притягивать людей определенного типа, говорит Корчемная.

Специалистка кризисного центра уточняет, что преследования — тот вид насилия, который сложнее распознать в сравнении с домашним или сексуализированным, а сталкера и потенциального насильника сложно определить заранее. Хана советует изучать специализированную литературу — например, книгу «Зачем он это делает?» Ланди Банкрофта. Иногда жертве требуется физическое сопровождение: подруга или другой близкий человек могут ездить с ней на работу, если она боится оставаться одна.

«Есть женщины, которым достаточно сложно принять, что, допустим, этот конкретный сталкер отступит, только если увидит другого мужчину рядом с ней. Или встретит отца, который скажет: “Это моя дочь, я тебе вломлю, если что”. Это может быть очень унизительно — понимать, что женщина своими средствами не может убедить сталкера и он понимает только патриархальную логику “я собственность другого мужчины”. Но когда мы говорим о риске для жизни или риске для здоровья, то практически все средства хороши», — считает специалистка.

Закон и преследования

«А где доблестная полиция?» — спросите вы. Психологи и жертвы в один голос твердят, что стражи порядка могут оказать только минимальную помощь — проводить до метро или до дома, если жертва приметила преследователя. А чаще всего разводят руками, отделываясь пресловутым «когда убьют — тогда и приходите».

В США и Европе, где преследование криминализировано, этот вопрос регулируется более четко. Достаточно собрать доказательства преступления — и назойливый тип окажется за решеткой лет на десять.

«Один молодой человек не справился с нашим расставанием, — делится своей историей Любовь, живущая в Германии. — Куда бы я ни шла — рядом была его машина. Он парковался возле моей работы, магазинов, в которые я ходила. Звонил и сбрасывал, находясь под окнами дома. Последней каплей стала подброшенная под дверь мягкая игрушка — тогда я окончательно поняла, насколько он близко. Наняла адвоката и пригрозила полицией. Слава богу, помогло».

Другой бывший возлюбленный Любы сработал тоньше: девушка уехала в Рим, парень написал как бы в шутку: «Давай я приеду?» Люба испугалась: «Одного сообщения хватило, чтобы я начала нервничать. А потом он начал постить фотки поездов, идущих до Рима. Весь отпуск я была как на иголках, постоянно оглядывалась, боялась столкнуться с ним».

Примечательно, что в обоих случаях отношения заканчивались по обоюдному согласию: «Никаких предпосылок к подобному поведению не было. Оба знали, что у меня депрессия и тревожное расстройство, и понимали, насколько такие истории травматичны. Так и случилось: теперь я не доверяю людям, не называю домашний адрес».

Как лучше действовать в рамках закона

Пожаловаться на преследование можно в полицию. Но при подаче заявления стоит жаловаться не на преследования, а на конкретные нарушения уголовного законодательства с указанием статьи. Например, с просьбой привлечь преследователя за распространение в социальных сетях клеветы или за угрозу убийства. В противном случае, заявление могут не принять в связи с отсутствием состава преступления. Заявление стоит подавать как можно быстрее после правонарушения.

К заявлению следует приложить собранные доказательства: материалы аудиозаписи, переписки и пр.

Заявление можно передать в окно дежурной части или отправить его почтой заказным письмом. При личной передаче заявления нужно получить у дежурного талон с уведомлением о приеме, присвоенным номером и датой. Эти данные в дальнейшем потребуются для отслеживания статуса работы по заявлению и того, какие меры были предприняты.

По результатам получения заявления сталкера могут вызвать на допрос, получить у него объяснительные, составить протокол.

Бездействие полиции допускается обжаловать через прокуратуру или суд. Прокуроры призваны контролировать соблюдение законодательства и пресекать нарушения со стороны полицейских. Только если обращение в прокуратуру ничего не дало, имеет смысл обращаться в суд.

Каким бывает сталкинг – реальные истоии

Чтобы стать жертвой сталкинга — навязчивого преследования в реальной жизни или в соцсетях, стараться не нужно. Это может быть ваш бывший парень, или странный тип, которого вы один раз в жизни видели на вечеринке 10 лет назад, или совершенно незнакомый человек. Сталкеру может казаться, что он в вас влюблён, а может, ему просто интересно следить за вами. Например, неизвестный, который украл пароли от всех аккаунтов журналистки Вики Аракелян, признался, что её жизнь для него — как сериал. По просьбе самиздата Вика попыталась понять, кто это был, и попутно разобралась в устройстве сталкинга  России и мире.

«Вика, ты тут? Хочу объяснить, что с твоим айклаудом. Напиши мне, как прочтёшь это».

Это сообщение я получила утром 16 декабря 2019 года во «ВКонтакте» от самой себя. Следующие полчаса я общалась с неизвестным собеседником, у которого почему-то был доступ к моему аккаунту. Реплики каждую минуту исчезали: он удалял и мои, и свои. Но различить их всё равно было невозможно: рядом с каждой стояла моя аватарка.

В первую минуту общения я успела прокрутить в голове все серии «Чёрного зеркала» и морально подготовиться к худшему. Наверняка мне вот-вот озвучат шестизначную сумму, которую я должна буду отдать за сохранность своих интимных фотографий. В противном случае их непременно разошлют всем моим друзьям, работодателям и первой учительнице. Чёрт, мне же приходило уведомление о подозрительном входе в PayPal. Может, неизвестный уже вывел себе на счёт все мои деньги? Или собрал подборку сообщений, в которых я путала -тся и -ться, и отправил редакторам российских медиа, с которыми я сотрудничала или только собираюсь.

Быстро выяснилось, что человек по ту сторону экрана (назовём его Сталкер) преследует другие цели. Вернее, у него будто бы совсем не было целей. На третьей минуте общения он признался, что давно читает мои переписки с мужем и друзьями и вообще следит за моей жизнью как за сериалом. Это и пугало, и завораживало: тоже мне, вечерний «Нетфликс». Потом Сталкер написал, что мы с мужем — очень классные, близки ему по духу и вообще «лучшая пара из всех, которые я когда-либо видел», потому что «лёгкие и не замороченные» и не «выносите друг другу мозг». В следующие десять минут мы обсуждали моих друзей — удивительно, но он всех запомнил по именам.

Я не понимала, что чувствую. Я никогда не считала себя человеком, который любит секреты и боится публичности, поэтому мысль о том, что какой-то незнакомец вдруг узнал обо мне всё, не казалась катастрофической: ну, узнал и узнал. С другой стороны, она свалилась на меня слишком внезапно. Выходит, последние несколько недель (или дольше?) кто-то пользовался моим аккаунтом в то же время, что и я. Странное ощущение — как будто всё это время кто-то постоянно стоял за моей спиной и моя жизнь принадлежала не только мне.

Пытаясь осмыслить случившееся, я стала гуглить всё о сталкинге. Кажется, мой случай нетипичный. Люди годами живут с ощущением постоянного постороннего присутствия: за кем-то следят только на расстоянии, раз за разом взламывая аккаунты, других преследуют в реальной жизни, вынуждая бросать работу и менять место жительства.

Оказалось, в России нет официальной статистики по сталкингу. Самые масштабные исследования проводились в США: по данным 2012 года, преследованию ежегодно подвергались больше 6,5 миллиона американцев, поэтому там портрет сталкера описан досконально. В подавляющем большинстве случаев преследователь — мужчина (чаще всего — бывший парень или муж жертвы). Скорее всего, у него выявлено психическое заболевание — вполне возможно, с психотическими симптомами вроде бреда или галлюцинаций. В трети случаев он страдает от химической зависимости — например, от метамфетамина и алкоголя. Ему около 36 лет, он гетеросексуален и, скорее всего, безработный. Средняя продолжительность его эпизода сталкинга — около двух лет. Чем дольше он преследует кого-то, тем меньше шансов, что это скоро кончится, и тем выше риск, что он применит насилие. А риск и без того велик: 76 % американок, убитых нынешними или бывшими партнёрами, подвергались сталкингу с их стороны.

Будь счастлива, Бубенцова

В апреле 2015 года Кристине Бубенцовой пришло видео от человека, представившегося Никитой. В кадре — окно её дома, на заднем фоне мужской голос рассказывает, как по фотографии кошки на подоконнике из Кристининого инстаграма вычислил её квартиру. Кристина поняла, что видео было снято пару месяцев назад: на нём шёл снег.

Кристина родом из Новокузнецка, но уехала учиться и работать в Новосибирск. Там, в поисках друзей по интересам, она познакомилась с тусовкой анархистов. Вместе с новыми знакомыми Кристина создала во «ВКонтакте» паблик для новосибирцев, разделяющих левые взгляды, который назывался «Красин» — в честь революционера Леонида Красина. Через два дня после этого девушке впервые написал Никита: «Почему выбрали такое название?» В ответ на вопрос «Кто вы?» он прислал видео с окном и голосом за кадром.

«Первая реакция — страх за свою безопасность, — вспоминает Кристина. — Вдруг он зайдёт за мной в тёмный подъезд?» Друзья советовали ей немедленно заблокировать сталкера и реже появляться в соцсетях, но в итоге любопытство победило: Кристина спросила, почему Никита выбрал именно её. Завязалась переписка, девушка честно призналась, что ситуация её пугает. Никита ответил: «Может, я просто влюбился?» Через некоторое время они договорились встретиться в баре Killfish.

Кристина вспоминает, что увидела «робкого парня с сильными залысинами и косоглазием». Он заказал себе виски и держал стакан трясущимися руками. Никита так и не объяснил, как и когда нашёл её контакты, — только пошутил, что в нём «умер следак». В целом встреча Кристину не насторожила: выяснилось, что у них с Никитой много общих интересов, поэтому они продолжили переписываться и даже сходили в кино.

Жертвы сталкеров рассказали, как годами подвергались преследованиям и не могли получить помощь, а психолог объяснила, что у сталкеров в голове всё это время Никита считал Кристину своей девушкой и был уверен, что у них серьёзные отношения.

Постепенно Кристина выяснила, что Никита следил за ней не пару месяцев, а несколько лет. «Он рассказал, что впервые увидел меня на какой-то тусовке. Я стала вспоминать, когда это было, и поняла, что в 2012 году». Несмотря на этот факт, Кристина согласилась ещё раз по-дружески сходить с Никитой в кино. После позднего сеанса ребята решили прогуляться до остановки. Внезапно Никита подошёл к Кристине сзади и стал тяжело дышать ей в ухо. «Я съежилась и сделала шаг в сторону. Он сделал шаг за мной и продолжил, — вспоминает Кристина, — и так несколько раз». В тот вечер она решила прекратить общение, и Никите это не понравилось.

Выяснилось, что всё это время Никита считал Кристину своей девушкой и был уверен, что у них серьёзные отношения. «Он угрожал мне самоубийством и публиковал посты в духе „Зачем я повёлся на эту любовь, лучше б я умер“». Кристина блокировала Никиту во всех соцсетях, но парень постоянно создавал новые аккаунты. Перейдя на один из них, Кристина обнаружила репосты из групп вроде «Без баб», «Инцелы» и «Мужчины, идущие своим путём». Она считает, что Никита сделал это, чтоб напугать её радикализмом. «Но я его не боюсь и бояться не собираюсь».

В последний раз Никита дал о себе знать прошлым летом. Кристина поехала к родственникам в Новокузнецк, о чём можно было косвенно узнать только из её твиттера. В три часа ночи они с подругой сидели дома и болтали. Вдруг на всю улицу кто-то заорал «Счастья тебе, Бубенцова!» Кристина выглянула в окно и увидела удаляющуюся фигуру Никиты. Он вышел из круга фонарного света и навсегда растворился в темноте.

После той истории Кристина удалилась из всех соцсетей, кроме Твиттера.

Сталкинг как хобби или садизм

«До свинг-клуба так и не добрались?»

Пару минут я не могла сообразить, что Сталкер имеет в виду, но потом он прислал лог нашей переписки с мужем, где мы обсуждаем, что хотим на кинки-пати. А, ты об этом. Нет, в итоге не пошли. «Слушай, прежде чем я выйду из твоего профиля, одна маленькая просьба. Я прочитал, что у вас с мужем есть два хоум-видео. Ты не представляешь, я тут всё облазил! Можешь, пожалуйста, скинуть?» Ага, вот оно. Сейчас передо мной встанет выбор: либо домашнее порно, либо мои нюдсы увидят все друзья. Я набралась решительности и написала: «Извини, но нет». Вопреки ожиданиям, сталкер не стал меня шантажировать. «Жалко», — написал он и вскоре действительно вышел из моего профиля.

Исследователи условно делят сталкеров на четыре типа: бывший супруг или партнёр, влюблённый сталкер, сталкер с бредовой фиксацией и садистический сталкер. Первые преследуют, потому что не могут смириться с тем, что их отвергли. Вторые считают, что при должных усилиях завоюют сердце объекта обожания. Третьи верят в вымышленные чувства и действуют так, будто другой человек как-то особенно к ним относится. Четвёртый тип самый опасный: садистическими типами движет желание заставить жертву бояться и страдать. Кажется, мой Сталкер не попадает ни под одну категорию. Но зачем он тогда всё это делал? Почему люди вообще это делают? Я продолжила гуглить.

Однозначных ответов о природе сталкинга нет. Некоторые психологи объясняют всё теорией привязанностей: ваши отношения с людьми во взрослой жизни строятся по тому же принципу, что и ваши отношения со «значимым взрослым» (чаще всего это родитель) в раннем детстве. Если мать игнорировала ваши нужды, внезапно исчезала и не давала вам чувства защищённости, у вас может развиться тревожный тип привязанности. Во взрослом возрасте людям с таким паттерном хочется максимальной близости с партнёром, их часто мучает ревность и страх быть отвергнутыми. Именно они чаще других становятся сталкерами.

Если жертвы сталкеров регулярно обращаются к психотерапевтам, то сами сталкеры — в разы реже. Долгое время прогноз для них был пессимистичным: считалось, что часто встречающиеся сопутствующие изменения личности (пограничное расстройство, наркотическая зависимость и другие) снижают шансы избавиться от преследующего поведения. Хуже всего психотерапии поддаются отвергнутые партнёры. Зачастую они настолько растворили свою личность в отношениях, что расставание становится буквально вопросом жизни и смерти. В последние годы в мире появляются службы поддержки для сталкеров, в которые обращаются как те, кто осознаёт свою проблему, так и те, кого к терапии принудили правоохранительные органы. Например, в Берлине работает служба Stop Stalking, где помогают и жертвам, и преследователям, а в Лондоне — единственная в мире специализированная клиника для сталкеров.

Кажется, в менее серьёзных случаях вроде моего сталкинг скорее похож на странное хобби, чем на болезнь. Человек испытывает удовольствие от поиска и получения информации, и в какой-то момент это становится самоцелью, а объект преследования уходит на второй план.

«Лепра» ищет Лену

Девятнадцатого декабря 2006 года Мартин Часослов выкурил косяк и отправился в кинотеатр «Ашхабад» смотреть фильм «Апокалипсис». В плеере играл «Аквариум», и на входе в зал сквозь голос Гребенщикова пробился незнакомый женский: «Какой фирмы наушники?» Мартин перекинулся с билетёршей по имени Лена парой слов о фирме Technics и пошёл на своё место в зале. С сеанса он вышел последним и снова подошёл к Лене. «Мы разговаривали час — об альбоме Майлза Дэвиса Kind of Blue, романе Мисимы „Золотой Храм“ и многом другом», — вспоминает парень. Билетёрша предложила бесплатно провести Мартина на фильм «Дежавю» в другом зале, и он согласился. На заднем ряду Мартин и Лена обсуждали фильмы Тарковского и Феллини, но вдруг у девушки зазвонил телефон. Она сказала, что её вызывает начальство, извинилась и убежала. С тех пор Мартин её не видел.

Первые шесть лет его это не беспокоило, но в 2012-м Мартин проходил мимо уже закрытого «Ашхабада», и в голове что-то щёлкнуло. Несколько дней он искал в соцсетях бывших сотрудников кинотеатра, и наконец кто-то дал ему фамилию, старый телефон и почту Лены. Информация оказалась бесполезной — данные устарели. Тогда Мартин обратился к подписчикам в Твиттере и на «Лепре». Комментаторы делились базами мобильных номеров, просроченных паспортов и даже железнодорожных билетов. Благодаря помощи «Лепры» Мартину удалось узнать точный возраст Лены и всех членов её семьи, номера телефонов, три предположительных домашних адреса и адрес дачного кооператива. Пройдя по предполагаемым бывшим адресам Лены, Мартин встретил только одну девушку, которая её помнила. Соседка рассказала, что Лена съехала пару лет назад, куда — неизвестно

«В итоге тонны информации, которую я нашёл, не дали вообще ничего, — удивляется Мартин. — Ни один номер не отвечал, никого из её родных и друзей не было в соцсетях». В конце 2016 года ещё один пользователь «Лепры» прислал Мартину в личку паспортные данные, указывающие на то, что Лена вышла замуж и уехала в город Чехов. Но ему не удалось найти девушку даже с этой информацией. «В какой-то момент я заметил, что человек, которого я ищу, стал гораздо меньше, чем объём найденной о нём информации. Это меня заворожило. Как и ощущение, что каждого из нас можно в два-три клика вычислить по нашим социальным взаимодействиям», — взволнованно рассказывает Мартин.

Я спросила у Мартина, думал ли он о том, как вся эта история может выглядеть в глазах Лены. «Конечно. Но я убеждаю себя, что, пока человек на радарах полностью отсутствует, можно позволить себе любое безумие». Недавно молодой человек, в очередной раз осмысляя свой опыт, создал во «ВКонтакте», куда люди могут выкладывать фотографии запавших в душу незнакомцев. Мартин по-прежнему надеется найти Лену, но в успех почти не верит.

Такой положительный мужчина

Даже если преследователь не проявляет физической агрессии, жертвы ещё долго отходят от этого опыта. Согласно исследователям Университета Вашингтона и Ли, женщины, пострадавшие от сталкинга в период от 23 до 29 лет, на 265 % чаще страдают от ментальных расстройств; с возрастом этот риск немного снижается. Зачастую ситуацию усугубляет воспитание и окружение. В массовой культуре сталкинг со стороны мужчины принято рассматривать как лестный знак внимания и свидетельство твёрдых намерений. Этот феномен исследовала научный сотрудник Мичиганского университета Джулия Лиманн. По её просьбе 426 женщин поделились на три группы. Первая смотрела фильмы «Все без ума от Мэри» и «Любовный менеджмент», то есть легкомысленные ромкомы, где сталкеры — симпатичные парни, в объятья которых со слезами счастья прыгают героини. Второй достались «В постели с врагом» и «С меня хватит», где сталкинг тесно связан с насилием и криминалом. Контрольная группа смотрела фильмы о природе: «Марш пингвинов» и «Миграцию крылатых». После все заполнили опросник; женщины, смотревшие ромкомы, гораздо чаще соглашались с утверждениями вроде «многие жертвы сталкинга на самом деле притворяются недотрогами» и «если человек кого-то преследует, значит, он по-настоящему влюблён».

«Родственники говорили, что я просто наивная дурочка и не понимаю мужскую психологию. В семье меня всегда считали взбалмошной и легкомысленной и говорили, что мне нужен человек, который будет меня опекать, — вспоминает Олеся (имя изменено по просьбе героини), пережившая преследование бывшего парня. — У Стаса была хорошая работа, квартира и машина, поэтому он сразу очаровал мою маму. Когда я рассказала ей, что он меня изнасиловал, она ответила, что я просто всё неправильно поняла».

Олеся и Стас познакомились на открытой лекции по литературе. Ей было 22, ему 34, он подошёл к ней в перерыве и пригласил на свидание. На первой встрече Олеся сказала ему, что «драма и надрыв в отношениях — это плохо». Стас ответил, что она просто никогда не любила. «Он заметил, что я поскучнела, и внезапно завёл разговор о хобби, о котором я ему не рассказывала. Я удивилась, но не придала этому значения».

Поначалу отношения были гладкими, но довольно быстро у Стаса начались истерики и приступы ревности. «Во время ссор, когда я просила дать мне паузу, он мог звонить по телефону десятки раз, пока я не отвечу. Если я не отвечала, он приезжал ко мне под дверь, — вспоминает Олеся. — А ещё он постоянно упоминал о фактах моей биографии, в которые я его не посвящала. Например, как-то я сказала, что хочу прыгнуть с парашютом, а Стас ответил, что мне нельзя. Выяснилось, что он рылся в сумке, где я хранила таблетки от неврологического заболевания».
Олеся решила расстаться со Стасом по телефону. Он отреагировал «на удивление спокойно» и предложил девушке приехать и забрать свои вещи. В итоге Стас не выпустил Олесю из квартиры и изнасиловал. После той ситуации она заблокировала Стаса во всех соцсетях и несколько раз меняла сим-карту, но он каждый раз узнавал её новый номер. Несколько раз Стас приходил к Олесе домой. Она вызывала полицию, но он всегда уходил до приезда участкового. Потом Стас узнал телефоны Олесиных родственников и стал писать и звонить им. «Они страдали, что я отказываю такому положительному мужчине», — вспоминает девушка.

Чем дольше Стас преследовал Олесю, тем больше агрессии было в его сообщениях. Если сначала он выдавал пассажи в духе «ты моя судьба, мы всегда будем вместе», то под конец писал, что убьёт девушку и скормит собакам. Когда у Олеси появились новые отношения, Стас вычислил её молодого человека и стал давить на него. Тот не выдержал и ушёл. После этого отношений у Олеси больше не было. Ей также пришлось уволиться с работы — Стас постоянно приходил в кафе, где она была официанткой. Девушка стала бояться выходить на улицу и страдала от постоянной тошноты, а потом психиатр диагностировал у неё посттравматическое стрессовое расстройство. «В конце концов я оказалась в такой жуткой депрессии, что мне стало абсолютно всё равно, — вспоминает Олеся. — Ну и пусть скармливает собакам, зато всё это закончится».

А потом Стас пропал. Олеся точно не знает почему, но предполагает, что запал преследователя охладило отсутствие реакции. Девушка признаётся, что эта история её сильно изменила. «Когда понимаешь, что проглядела безумца и подпустила его слишком близко, начинаешь сомневаться во всех окружающих, но сильнее всего — в самой себе. Этому способствовало и отношение родных и друзей: трудно верить себе, когда все вокруг рассказывают о мужской психологии, которую я просто не понимаю, и схеме „хищник — жертва“».

Берегись «Ателье на Фрунзенской»

За полчаса переписки со Сталкером я многое узнала о кибербезопасности. «Вика, — писал он, — твой пароль каждый день выставляют на продажу на бирже аккаунтов. Правда, пока его покупал только я». Я стала вспоминать, как давно мне приходят письма о подозрительных попытках входа в PayPal и Steam. Кажется, минимум два месяца.

Оказывается, в даркнете существуют десятки бирж, на которых пароли от моего (а может, и вашего) аккаунта можно найти рядом с призывным тегом вроде «100 % Active Russian Female friends 100+». Цена за один — около двух рублей, поэтому покупают их обычно пачками. Выкупая доступ к моему аккаунту каждый день, Сталкер фактически защитил меня от основных пользователей таких бирж — тех, кто потом пишет вам от имени друзей с просьбой одолжить денег. А ещё сэкономил на «Нетфликсе»: сериал, разворачивающийся в моих чатах и переписках, стоил ему дешевле месячной подписки примерно на 600 рублей.

Сталкер посоветовал мне подключить двухфакторную аутентификацию, сменить все пароли и больше никогда не использовать один и тот же на нескольких сайтах. Если злоумышленник купил или взломал один, он обязательно прогонит его через программы, которые подскажут, где ещё пароль актуален. Кроме того, Сталкер напомнил мне, что не надо открывать подозрительные ссылки. Позже я узнала, что на сайте Have I Been Pwned можно проверить, фигурировала ли ваша почта в утечках данных, и оперативно поменять пароль. Не благодарите.

Единственное, чего я не могла осмыслить: как так вышло, что в мире агрессивного сталкинга и взломов с целью шантажа пароль от моего аккаунта купил приятный тип, который осыпал нас с мужем комплиментами и научил меня безопасности в интернете? Это, конечно, не отменяет того факта, что где-то на его компьютере может храниться полный архив моих переписок и фотографий. Я было подумала, что киберсталкеры чем-то отличаются от «офлайновых», но оказалось, что в целом исследования (например, это) фиксируют похожие закономерности. Также выяснилось, что киберсталкеры ограничиваются преследованием в интернете только в четверти случаев — большая часть начинает слежку одновременно в Сети и в реальности.

Дизайнеру одежды Тане (сейчас девушка живёт в Ирландии) в каком-то смысле тоже повезло: её киберсталкер так и остался в Сети. Человек, имени которого она не знает, следит за ней со школьных лет: всё началось в 2011 году, когда Таня училась в 10-м классе. Тогда она активно вела аккаунты в Твиттере, «Аск.фм» и «ВКонтакте» и однажды получила сообщение от фейкового аккаунта младшеклассника из её школы. В переписке быстро начались «допросы»: сталкер расспрашивал о Таниных отношениях с мальчиком, уточнял даты её предстоящих каникул. «Вопросов становилось всё больше, а если я не отвечала — давление продолжалось», — вспоминает девушка.

Когда Таня блокировала один фейковый аккаунт, сталкер заводил другой, якобы принадлежащий кому-то из окружения девушки. Таня не всегда сразу понимала, что с ней снова общается неизвестный преследователь, — иногда ей казалось, что это подруга или однокурсник. Собеседник каждый раз выдавал себя количеством вопросов: он будто стремился узнать о Тане абсолютно всё. В какой-то момент он даже создал фейковый аккаунт самой Тани, чтобы узнавать подробности её жизни у подруги и бывшего парня. Потом он пропал на несколько лет, а когда вернулся, засыпал Таню вопросами о переменах в жизни. Она отказалась отвечать, тогда он увёл пароли от её почты, твиттера и «Аск.фм». Для восстановления страниц он требовал отвечать на новые вопросы, а если Таня противилась, удалял посты в её аккаунтах. В итоге вернуть твиттер и почту так и не удалось.

Таня говорит, что до сих пор не представляет, кому это могло быть интересно. Незнакомец продолжает появляться в её жизни по сей день: «Этот человек всплывает во всех новых сервисах, которые я использую: Periscope, Twitch, Instagram». Через месяц после нашего первого разговора Таня написала, что ей в инстаграм снова стал писать подозрительный пользователь. Вопросы приходили с аккаунта «Ателье на Фрунзенской», заполненного плохими стоковыми фотографиями свадебных платьев и штор: «Что у вас нового? Смотрю, много красивых эскизов. Где шьёте свою красоту?»

В разные периоды Таня испытывала обычный для жертв сталкинга спектр эмоций: от злости до страха и тревоги из-за невозможности предугадать, когда очередной фейковый аккаунт начнёт забрасывать её вопросами. По её наблюдениям, в поведении сталкера ремиссии стойко чередуются с рецидивами. Порой ремиссии были такими долгими, что ей казалось, будто всё окончательно позади. «Скорее всего, моя история не самая жёсткая, — рассуждает Таня, — но на её фоне у меня всё равно развилась мания преследования и повышенная мнительность. И я всё ещё не могу сказать, что она завершилась».

Часто задаваемые вопросы

Стоит ли пытаться поговорить со сталкером, чтобы он отстал от меня?

Шанс на то, что сталкера можно будет переубедить через диалог, – минимален. Вряд ли он откажется от требований добровольно.

А если я не знаю человека, который меня преследует, то что делать тогда?

Отсутствие сведений о личности преследователя не лишает права обращения в полицию. В заявлении необходимо указать, что сведения о сталкере у заявителя отсутствуют. Заявление должно быть рассмотрено в любом случае и установить личность сталкера станет задачей полиции.

Что такое самозащита своих прав? Подходит ли это определение для защиты себя от навязчивых ухаживаний? (статья 14 Гражданского кодекса)

Самозащита гражданских прав – это меры, предпринятые лицом для недопущения нарушения его прав без обращения в полицию. Согласно , при выборе способа защиты не допускается выходить за рамки разумного.

Выводы. Как вести себя со сталкерами?

После всех этих моментов, я изучила информацию об этом феномене и произвела, своего рода, работу над ошибками. Поэтому делюсь.

  1. Первое, что необходимо сделать – это заявить о том, что ты не хочешь общаться со сталкером и видеть его. Нельзя врать о том, что ты подумаешь над возможными будущими отношениями (как сделала я), нельзя давать шансов. Нужно говорить твердое нет, а после молчать. Как бы не хотелось послать его или попытаться договориться, этого не получится. Поэтому блокируй и молчи.
  2. Как я уже говорила, сохраняй все, что сталкер присылает тебе – это поможет в крайнем случае обратиться в полицию.
  3. Не следуй моему примеру и сразу рассказывай все маме или подруге, если им не кажется, что у тебя проблема – попытайся найти того, кто воспримет это серьезно. Сталкинг может закончиться очень плохо.
  4. Если ситуация становится опасной (сталкер подкараулил вас и грозится изнасиловать вас или избить), немедленно иди в людное место и вызывай полицию. Не бойся просить о помощи посторонних людей.
  5. Очень часто сталкер пытается вызвать у жертвы чувство вины и использует различные методы психологического насилия. Ни в коем случае не ведись на его приманки, ты ни в чем не виновата. Будь сильной и не бойся дать отпор.
Источники
  • https://zakonguru.com/baza/stalking.html
  • https://takiedela.ru/news/2020/02/28/chto-takoe-stalking/
  • https://stoprape.ru/stalking-basics/
  • https://www.ellegirl.ru/articles/chto-takoe-stalking-presledovateli-i-uhajivaniya-do-holodnogo-pota/
  • https://knife.media/male-stalkers/
  • https://batenka.ru/protection/cyberstalking/

tett
Зарплатто.ру - сайт о зарплатах и доходах, деньгах и финансах
Adblock
detector