Бернар Арно (Bernard Arnault) — биография и история успеха его бизнеса

Содержание
  1. Жизненный путь короля гламура
  2. Хищник в дорогих доспехах
  3. Человек, не желающий слышать слово «нет»
  4. Идиллия перед «Игрой престолов»
  5. Краткая информация
  6. Волк в кашемире
  7. Детство и юность. Отцовский бизнес и переезд в США
  8. Студенческие годы: «Из провинции в столицу» В стенах Политехнической школы в Париже (Ecole Polytechnique de Paris) Бернар Арно получил высшее образование
  9. Любовь к искусству
  10. Другие увлечения
  11. Работа в компании Ferret-Savinel
  12. Поездка в США
  13. История Успеха, Биография Бернара Арно
  14. Начало создания империи роскоши
  15. Воплощение мечты
  16. Скандалы и неудачи
  17. Причины известности Бернара Арно
  18. Приобретения г-на Арно: победителей не судят
  19. Самое первое: «Кристиан Диор»
  20. Самое выгодное: «Луи Виттон»
  21. Самое неудавшееся: «Дом Гуччи»
  22. Самое крупное: «Тиффани»
  23. Методы управления Бернара Арно
  24. Подразделения компании
  25. Возвращение во Францию. Захват контроля над LVMH
  26. Секрет роста LVMH
  27. Потребители из Азии
  28. Слияния и поглощения
  29. Миллениалы
  30. Показатели деятельности
  31. Деятельность в России
  32. Во главе конгломерата LVMH
  33. Конгломерат LVMH в 21 веке. Личность Бернара Арно и его семья
  34. Удачные приобретения
  35. Интернет-предприятия
  36. Рейтинг «Форбс»
  37. Новые компании
  38. Личная жизнь миллиардера
  39. Первый брак
  40. Как живёт бизнесмен сегодня
  41. Сын
  42. Дочь
  43. Состояние французского мегаолигарха
  44. Благотворительность

Жизненный путь короля гламура

Третий по состоянию богатейший человек планеты не слишком разговорчив. Он знает, что молчание — золото, особенно в бизнесе, чтобы о твоих планах не узнали конкуренты. Такое жизненное кредо, а также расчётливость, желание познавать новое и применять в своём бизнесе легли в основу успеха миллиардера.

Родился Бернар Арно 05 марта 1949 года в старинном центре фландрского ткачества — городке Рубе (округ Лилль), расположенном на севере Франции недалеко от бельгийской границы. И это неудивительно. Франция была, есть и остаётся главным вдохновителем мировой моды, поэтому где, как не здесь, должен был родиться будущий продавец роскоши и владелец многих прославленных брендов.

Церковь Святого Мартена в Рубе
Родина Арно — город Рубе на севере Франции — старинный центр шерстяной и хлопчатобумажной промышленности, а также производства кружев

Его семья на тот момент владела небольшой, но прибыльной строительной фирмой Ferret-Savinel, и Бернара с детства готовили к преемству в семейном бизнесе. Мать мальчика была талантливой пианисткой. Юный Арно мог бы пойти по её стопам и стать музыкантом. Но небеса рассудили иначе, хотя свою вторую жену Элен Мерсье он покорил, виртуозно сыграв двенадцатый этюд Шопена.

Бернар Арно и Элен Мерсье
Элен Мерсье-Арно влюбилась в своего мужа, когда услышала, как он играет на пианино — музыка раскрыла в Бернаре сверхчувствительного человека, который очень контрастировал с его привычным образом несгибаемого бизнесмена

В 1971 году после окончания Политехнической школы с инженерной степенью Бернар начал трудовую деятельность на руководящей должности в компании отца. Деловая хватка Арно проявилась быстро. Он принимал грамотные решения, не боялся кардинальных изменений, был скуп на слова, но буквально фонтанировал идеями, благодаря чему в 1976 семейный бизнес полностью перешёл под его личный контроль.

Следующие пять лет ознаменовались для Ferret-Savinel небывалым подъёмом. Компания завоевала авторитет на строительном рынке, оставив конкурентов далеко позади. В это время Бернар Арно заработал свой первый миллион, решив не останавливаться на достигнутом.

Однако далекоидущим планам молодого предпринимателя помешала большая политика. Франсуа Олланд ввёл 75% налог на всех, у кого годовой доход превышал 1 млн евро, и Франция стала непривлекательной для развития бизнеса. Тогда Бернар принял единственно верное в сложившихся обстоятельствах, но рискованное решение. Он продал семейный бизнес Ротшильдам и переехал во Флориду (США).

В Америке Бернар пошёл по проторенной дороге и открыл собственную строительную компанию. Спрос на строительство жилых комплексов в Штатах тогда был необычайно велик, что помогла Арно за 4 года заработать 20 млн USD. Попутно он изучал тонкости ведения бизнеса, особенности процедур слияния и поглощения компаний.

Нью-Йорк, 1981
Четыре года молодой Арно учился в США бизнесу и в совершенстве освоил процедуры слияний и поглощений, перенимая американские приёмы враждебного захвата компаний

Но французская душа звала миллионера домой, и после смены власти Арно вернулся во Францию.

Хищник в дорогих доспехах

Начало карьеры Арно на промышленном севере Франции было далеко не таким роскошным. Первой любовью миллиардера была музыка, но ему не хватило таланта, чтобы стать выдающимся пианистом. В 1971 году, получив инженерное образование в элитном французском вузе, он начал работать с отцом в строительной компании, основанной в городе Рубе еще его дедом.

В том же году в разговоре с таксистом в Нью-Йорке Арно почерпнул важный урок, который впоследствии привел его во главу империи LVMH. Арно спросил таксиста, знает ли он президента Франции Жоржа Помпиду. «Нет, — ответил американский водитель. — Но я знаю Кристиана Диора».

В 25 лет Арно возглавил семейный бизнес. После того как в 1981 году президентом Франции стал социалист Франсуа Миттеран, Арно переехал в США и попытался создать там подразделение семейной компании. Но его амбиции выходили далеко за рамки строительства. Ему нужен был проект, который он мог бы масштабировать, — бизнес с французскими корнями и международным присутствием.

LVMH / LVMH

В 1984 году, узнав, что бренд Christian Dior выставлен на продажу, Арно сразу же решил его купить. Материнская компания Dior — Boussac, которая также была крупнейшим производителем текстиля и одноразовых подгузников, обанкротилась, и французское правительство срочно искало покупателя. Арно потратил $15 млн из семейного капитала и привлек инвестиционную компанию Lazard Frères, которая вложила в спасение Boussac еще $80 млн. Газеты писали, что Арно сперва обещал возобновить производство и сохранить рабочие места. Однако затем он уволил 9000 рабочих и распродал большую часть активов за $500 млн. Такая наглость поражала — ведь Арно поступил не как француз, а как настоящий американец. Пресса окрестила Арно «волком в кашемире».

Следующей целью Арно стало парфюмерное подразделение Dior, которое принадлежало конгломерату Louis Vuitton Moët Hennessy. Руководители брендов LVMH постоянно соперничали между собой, и Арно решил извлечь из этого выгоду. Сперва он подружился с главой компании Louis Vuitton, основатель которой создавал специальные сундуки еще для императрицы Евгении, жены Наполеона III. Арно помог главе Louis Vuitton свергнуть директора алкогольного подразделения Moët Hennessy — только чтобы впоследствии избавиться и от него тоже. К 1990 году при поддержке Lazard Frères и с помощью денег, полученных от продажи предприятий Boussac, он получил контроль над конгломератом, в который входили знаменитый французский производитель шампанского Moët & Chandon и французский производитель коньяка Hennessy, основанный в 1765 году.

Волк в кашемире. Правила бизнеса Бернара Арно

Получив в свое распоряжение Louis Vuitton Moët Hennessy, Арно потратил миллиарды долларов на приобретение ведущих европейских модных и парфюмерных компаний, изготовителей  ювелирных изделий и часов, а также производителей изысканных вин и крепких спиртных напитков. С 2008 года LVMH приобрела 20 брендов, в результате чего теперь в нее входит 79 компаний. В 2011 году LVMH заплатил почти $5 млрд (преимущественно акциями) за итальянский ювелирный бренд Bulgari. Два года спустя она за $2,6 млрд поглотила итальянского производителя одежды из шерсти и кашемира Loro Piana. Последняя сделка поглощения была заключена в апреле этого года. LVMH заплатил $3,2 млрд за лондонскую  группу Belmond, в которую входят отель Cipriani в Венеции, роскошные поезда Orient Express и три сафари-отеля в Ботсване.

Шерсть класса люкс. История бренда Loro Piana, вещи которого несколько раз замечали на Владимире Путине

«Бернар Арно — хищник, а не творец», — говорит банкир, знающий о деталях сделки по спасению Boussac.

Но не во всех начинаниях миллиардеру сопутствовала удача. В 2001 году он проиграл своему главному конкуренту Франсуа Пино борьбу за контроль над легендарным итальянским домом моды Gucci — средства массовой информации прозвали их битву «войной сумок». В течение следующего десятилетия LVMH, позаимствовав тактику хедж-фондов, тайно скупала акции Hermès — компании с 182-летней историей, выпускающей шелковые шарфы и культовые сумки Birkin. Действуя таким образом, компания Арно собрала пакет в 17%. Но в затяжной войне с руководством Hermès, которая продолжалась до 2017 года, LVMH потерпела поражение и отказалась от большей части своей доли.

Арно выглядит так, будто облачен в своего рода доспехи, когда мы встречаемся в пасмурное пятничное утро в конце сентября. Миллиардер носит продукцию нескольких брендов LVMH: костюм в тонкую полоску от Celine, темно-синий галстук от Loro Piana, черные кожаные туфли от Berluti и белая рубашка под запонки от Dior c вышитыми на ней инициалами. Он поддерживает форму, играя в теннис четыре часа в неделю, иногда со своим другом Роджером Федерером. «Как видите, я стараюсь не растолстеть и часто занимаюсь спортом», — подчеркивает француз.

Теннис для него единственный способ отдохнуть от работы. Рабочий день Арно обычно начинается в 6:30 утра. Сейчас он живет в особняке XVII века в VII округе Парижа на левом берегу Сены. Каждое утро миллиардер, слушая классическую музыку, просматривает новости модной индустрии и переписывается с членами семьи и руководителями брендов. «Я каждый день думаю о том, что через десять лет изделия наших брендов должны быть так же желанны, как сегодня. Это ключ к успеху», — утверждает Арно. К 8 часам утра он приезжает в офис на авеню Монтень, где работает до 21:00. Иногда он делает перерыв на 20-30 минут, чтобы поиграть на рояле Yamaha в одном из залов на девятом этаже здания.

Jamel Toppin для Forbes / Jamel Toppin для Forbes

«Он работает 24 часа в сутки. Даже когда он спит, ему снятся новые идеи», — рассказывает 44-летняя Дельфина Арно, старшая дочь Арно от первого брака и исполнительный вице-президент Louis Vuitton.

По субботам Арно ездит по розничным магазинам брендов LVMH и дает продавцам-консультантам рекомендации по оформлению витрин. За одно утро он посещает до 25 бутиков — и не только свои, но и магазины конкурентов. «Это его ритуал», — считает 25-летний сын Арно Фредерик, который работает в часовой компании TAG Heuer, входящей в LVMH.

Арно рассказывает о том, что он увидел в магазинах, руководителям брендов LVMH. Недавно он предупредил генерального директора Louis Vuitton Майкла Берка, что во флагманском магазине на Вандомской площади закончились новые сумки Onthego стоимостью $2480. «Он жалуется, когда в магазинах распродано слишком много товаров», — отмечает Майкл Берк, который работает с Арно с 1980 года.

Как минимум раз в месяц Арно летает на своем Bombardier в отдаленные уголки своей модной империи. В октябре он посетил небольшой техасский городок Кин, где вместе с президентом США Дональдом Трампом торжественно открыл первую из двух новых фабрик Louis Vuitton. В течение следующих пяти лет там планируется создать 1000 рабочих мест. В США у бренда уже есть два подобных предприятия — в Калифорнии.

«Я здесь не для того, чтобы осуждать его политический курс. Я далек от политики», — сказал Арно журналистам на вопросы о Трампе. Тем не менее это событие повлекло за собой оживленные дискуссии среди сотрудников его компании. Креативный директор женской линии Louis Vuitton Николя Гескьер написал в Instagram: «Я — модельер. Я отказываюсь от подобных ассоциаций». Он также добавил хештеги #trumpisajoke и #homophobia. Арно не отреагировал на высказывания Гескьера.

В конце октября Арно, Берк и генеральный директор Dior Пьетро Беккари собирались лететь в Сеул, чтобы посетить магазины LVMH, в том числе новый флагманский бутик, над созданием которого работал известный архитектор Фрэнк Гери. Это шестой магазин Louis Vuitton с художественной галереей, где представлены экспонаты из обширной коллекции фонда Fondation Louis Vuitton, спонсируемого компанией Арно. Экспонаты коллекции можно увидеть в подобных флагманских магазинах и в музее Louis Vuitton в Париже, над созданием которого также работал Фрэнк Гери. Строительство музея обошлось конгломерату в $135 млн.

География присутствия LVMH впечатляет: 4590 магазинов в 68 странах мира. Но вопрос открытия новых магазинов или закрытия старых зачастую зависит не только от традиционных показателей вроде продаж на квадратный метр, но и от шестого чувства Арно и местоположения магазина. В Китае, на одном из самых важных рынков для его конгломерата, Арно специально ограничивает количество магазинов Louis Vuitton, чтобы контролировать темпы роста LVMH.

В прошлом году руководство Louis Vuitton закрыло магазин в флоридском Форт-Лодердейле, потому что соседние магазины и рестораны не были достаточно привлекательными. Арно несколько раз приезжал на Елисейские поля, прежде чем утвердить появление нового бутика Dior возле Триумфальной арки. Несмотря на данные о низких продажах у предыдущего арендатора, миллиардер все же одобрил эту площадку. «Он давит своим авторитетом, чтобы посмотреть, действительно ли его подчиненные полностью уверены в успехе предприятия. Он бросает им вызов, это его тактика», — говорит Беккари.

Человек, не желающий слышать слово «нет»

Еще одна тактика Арно — ставить соперников в неловкое положение. В июле, когда многие производители одежды и аксессуаров соревновались за звание самого экологичного бренда, он объявил о партнерстве с дизайнером Стеллой Маккартни (дочерью музыканта Пола Маккартни), которая уже давно пытается внедрить в мир моды принципы устойчивого развития. Так, например, она говорит, что не использует клей в производстве кроссовок, поскольку его делают из костей и сухожилий животных. В прошлом году Стелла Маккартни завершила 17-летнее сотрудничество с группой компаний Kering, которая принадлежит конкуренту Арно Франсуа Пино. Поэтому Арно пригласил ее стать его «специальным советником». Маккартни согласилась, несмотря на решение LVMH продолжить производство изделий из натуральной кожи и меха (и с добавлением клея). Арно отказался присоединиться к инициативе Fashion Pact, запущенной под руководством семьи Пино. Пакт подписали 32 производителя одежды, включая Chanel, Hermès и H&M. Стелла Маккартни тоже подписала пакт. Все они обязались снизить выбросы углерода при производстве одежды и аксессуаров.

Однако во время Недели моды в Париже Арно все же решил продемонстрировать приверженность экологии. На показе Dior модели ходили по подиуму, на который установили 170 деревьев в грязных мешках с землей. Темой показа было устойчивое развитие. Прессе компания сообщила, что электроэнергия для мероприятия была произведена генераторами, работающими на рапсовом масле. На следующий вечер LVMH пригласила 50 журналистов принять участие в двухчасовом мероприятии в актовом зале своей штаб-квартиры. Арно и десять руководителей брендов LVMH поочередно выходили на ярко освещенную сцену и рассказывали о своих обязательствах по охране окружающей среды. На фоне показывали видеозаписи с показов и кашмирских коз, бродящих по монгольским степям.

В середине мероприятия Арно попросили поделиться своими мыслями о молодых климатических активистах, таких как 16-летняя Грета Тунберг. «По своей натуре я оптимист. Чего не скажешь о Грете Тунберг. Она настроена весьма пессимистично и не предлагает настоящих способов решения проблемы», — заявил миллиардер.

Такой ответ вполне можно было ожидать от бизнесмена. «Ему не нравится слышать слово «нет». В его словарном запасе нет такого слова», — считает главный редактор журнала Vogue Анна Винтур. Он не хочет слышать его ни от конкурентов, ни от владельцев интересующих его компаний, ни от защитников окружающей среды.

Маккартни — лишь одна из знаменитостей, с которыми он сотрудничает. В 2017 году LVMH создала бренд косметики Fenty Beauty в коллаборации с певицей Рианной. Продукция продается в 2600 магазинах сети Sephora, которая также принадлежит LVMH. Fenty Beauty ориентируется на широкого потребителя: тональная основа бренда представлена в 40 оттенках. А 77 млн подписчиков Рианны в Instagram — еще одно подспорье для популярности бренда. По словам Арно, в этом году продажи Fenty Beauty должны составить $550 млн. В мае LVMH также запустила бренд Fenty Fashion. Миллиардер считает, что одежда от Рианны станет такой же популярной, как ее косметика. «У нее другое видение моды. В долгосрочной перспективе это очень выгодно для нас, поскольку все это нравится миллениалам», — отмечает француз.

Идиллия перед «Игрой престолов»

Чтобы его бренды не теряли актуальности, Арно также советуется со всеми своими детьми от двух браков. Четверо из них работают в LVMH: Дельфина (44 года), Антуан (42 года), Александр (27 лет) и Фредерик (25 лет). По словам Александра Арно, младший сын бизнесмена Жан (21 год), скорее всего, тоже присоединится к бизнесу, когда закончит учебу.

Фредерик Арно 13 месяцев назад  стал директором по стратегии развития и цифровым технологиям производителя швейцарских часов TAG Heuer. Как-то за ужином он представил отцу одну идею: чтобы усовершенствовать умные часы для гольфистов, он решил приобрести французский стартап FunGolf, который создал приложение с подробными характеристиками 39 000 полей для гольфа. Гольфисты могли использовать его для измерения расстояния до песчаных ловушек или кустарников. «Сотрудники отдела слияний и поглощений подумали, что я выжил из ума», — рассказывает сын миллиардера. Но как только он рассказал об этом отцу, тот сразу же поддержал его идею.

Александр Арно говорит, что отец так же быстро давал зеленый свет технологическим сделкам, которые под его руководством заключала семейная инвесткомпания Groupe Arnault. Речь, в частности, идет об инвестициях в Spotify, Slack, Airbnb, Uber и Lyft. В 2016 году Александр убедил руководство LVMH заплатить $719 млн за 80% акций производителя чемоданов Rimowa. Поклонниками этой немецкой марки со 121-летней историей считаются футболист Дэвид Бекхэм и актриса Анджелина Джоли. В Rimowa Александр создает продукты в коллаборации с известными компаниями вроде американского бренда Supreme.

Дельфина Арно занимается организацией вручения премии LVMH для молодых модельеров, которая ежегодно присуждается одному из тысяч претендентов. В 2015 году финалистом премии стал Вирджил Абло, который теперь работает креативным директором мужской линии Louis Vuitton (а в 2009 году Абло проходил стажировку в Fendi со своим другом Канье Уэстом). LVMH также запустила программу поддержки 50 перспективных стартапов из модной индустрии совместно c парижским стартап-инкубатором Station F, детищем французского миллиардера Ксавье Ньеля (гражданский муж Дельфины Арно и отец ее двоих детей).

Так что же дети Бернара Арно думают о том, кто станет следующим главой LVMH? Как будто по одному и тому же сценарию все они обошли этот вопрос стороной. «Наш отец очень молод», — считает Дельфина. «Он проработает еще 30 лет», — отмечает Александр. «Я не думаю, что он когда-нибудь отойдет от дел», — говорит Антуан Арно, глава отдела корпоративных коммуникаций LVMH и глава бренда Berluti. «Это не то, о чем мы думаем. Мы надеемся, что он будет руководить как можно дольше», — подчеркивает Фредерик Арно.

«Люди постоянно спрашивают меня об этом, — утверждает сам глава семьи. — Самое важное для нас — найти лучшего преемника. А будет ли это кто-то из членов семьи или кто-то со стороны — увидим». На вопрос о том, как долго он еще собирается работать, миллиардер ответил: «Я еще не решил».

Отказавшись отвечать на вопрос о том, кого из своих детей он, скорее всего, продвинет по карьерной лестнице, Арно с удовольствием рассказывает об их талантах. На iPhone 11 он показывает, как Фредерик играет сонату Листа, готовясь к концерту, который он даст вместе со своей матерью на музыкальном фестивале в пригороде Парижа. 59-летняя канадская пианистка Элен Мерсье-Арно регулярно выступает с сольными концертами и в составе камерных ансамблей. «Как настоящий профессионал. Я так не умею», — хвалит Арно игру сына.

Быть женой миллиардера: правила жизни пианистки Элен Мерсье-Арно

Создается впечатление, что среди младшего поколения Арно нет чувства соперничества. В доме царит семейная идиллия. По субботам дети часто обедают со родителями, а в августе они все вместе ездят на пару недель в Сен-Тропе. Однако Фредерик признает, что некоторые разногласия иногда возникают — на теннисном корте: «Ситуация на корте может быть напряженной. Отец очень любит соревноваться и не любит проигрывать. Эта черта передалась и нам».

В интервью Forbes никто из близких друзей семьи не осмелился сделать ставку на одного из детей Арно. Но один давний наблюдатель говорит, что, когда Арно, наконец, уйдет на пенсию, начнется настоящая «Игра престолов».

Арно смотрит в будущее с оптимизмом. Он убежден, что благодаря его семье LVMH еще долгие годы останется лидером рынка. По его собственному мнению, он идет наперекор не только своим конкурентам в индустрии моды, но и другим мировым гигантам. Он называет Microsoft «прекрасной компанией», но отмечает, что Билл Гейтс владеет лишь небольшим количеством ее акций. «В долгосрочной перспективе его там не будет», — отмечает он.

Прежде чем рассказать о своем видении будущего конгломерата, он заявил: «В каком-то смысле я не должен этого говорить, потому что вы можете подумать, что я претенциозен». Однако затем миллиардер все же добавил: «LVMH — это памятник Франции, потому что мы представляем Францию во всем мире. Люди прекрасно знают названия Louis Vuitton, Christian Dior, Dom Pérignon и Cheval Blanc. Возможно, из Франции они знают еще только  Наполеона и генерала Шарля де Голля. Поэтому очень важно, чтобы в долгосрочной перспективе конгломерат находился под контролем французской семьи».

Краткая информация

  • Дата рождения: 5 марта 1949 года.
  • Происхождение состояния: Dior, Louis Vuitton.
  • Место проживания: Франция, Париж.
  • Гражданство: Франция.
  • Семейное положение: дважды разведен.
  • Количество детей: 5.
  • Образование: диплом инженера в высшей школе Франции Ecole Polytechnique.

Волк в кашемире

По возвращении во Францию ​​в 1983 году Бернар Арно предпринял важный деловой шаг. Когда известная фирма Boussac обанкротилась, он нашел прекрасную возможность расширить деятельность, попробовав себя в текстильной промышленности.
Французское правительство при тогдашнем президенте Миттеране искало кого-то, кто мог бы спасти Буссак, империю, которая включала в себя множество неуклюжих и плохо управляемых предприятий, включая Dior.

Бизнес учит нас терпению. Тут главное уметь дождаться нужного момента.

Взгляд Арно был прикован к этому подарку судьбы. Он хотел заполучить Диор. Несмотря на обещание возродить всю группу компаний, данное правительству, Арно начал распродажу большей части предприятий Буссак, оставив лишь несколько, включая Диор.
Сейчас Бернару Арно принадлежит 96,5 процента Dior. Boussac обошелся Арно в 15 миллионов долларов собственных средств и 80 миллионов, которые одолжила инвестиционная компания Lazard Frères. В ходе “реорганизации” было сокращено более 9 тысяч рабочих мест, а выручка от распродажи большей части банкрота составила 500 миллионов долларов.
К этому времени топовые бренды предметов роскоши Moet Hennessy и Louis Vuitton объединились в холдинг LVMH. Арно начал инвестировать в это золотое яйцо в 1987 году деньги, полученные от распродажи Boussac, и вскоре стал его крупнейшим акционером.
Затем началось одно из самых ожесточенных сражений во французской моде, когда Арно боролся за то, чтобы свергнуть сначала бывшего председателя Анри Ракамье, а затем многих высших руководителей. Тогда он приобрел репутацию безжалостного человека и прозвище “волк в кашемире”. Для достижения своей цели Бернар Арно сначала стал другом Ракамье, приходившегося родственником основателя Louis Vuitton и возглавлявшего компанию, помог ему свергнуть руководителя алкогольного направления LVMH, а затем избавился и от своего друга.
При поддержке инвестиционной компании Lazard Frères Бернару Арно удалось получить контроль над конгломератом LVMH.
Генеральный директор компании LVMH – Бернар Арно
Безжалостно разделываясь с компаниями многих верных единомышленников и приобретая новых безработных врагов на севере Франции, Арно принял ряд блестящих деловых решений. Он хотел расширяться, но только с лучшими брендами. Так Бернар Арно начал привносить некоторые из лучших торговых марок в мире в конгломерат LVMH.
Сейчас в портфеле компании 79 брендов, в том числе дома моды Christian Lacroix, Celine, Givenchy, Fendi, Marc Jacobs и Dior. В него также входят вина и спиртные напитки, в том числе шампанское марки Dom Pérignon, производители коньяка Hennessy, шотландский виски Glenmorangie и новозеландские виноделы Cloudy Bay.

Деньги никогда не были для меня целью. Все это время меня бесконечно увлекали творчество и стремление к совершенству – на самом высоком уровне.

Детство и юность. Отцовский бизнес и переезд в США

Бернар Арно родился в 1949 году во Франции. У его отца была успешная строительная компания Ferret-Savinel, а мать была талантливой пианисткой. Об учебе Бернара в школе известно немного, источники ограничиваются стандартными фразами о блестящих способностях и целеустремленности. После школы Арно поступил в École Polytechnique, одно из лучших французских заведений для подготовки инженеров. Отец предпринимателя получил эту же профессию — вероятно, Бернара с детства готовили к продолжению семейного дела.

В 21 год у Арно был диплом престижного заведения, и он стал работать одним из руководителей семейной компании, а позже стал полноправным компаньоном отца. Приблизительно через пять лет тот передал бизнес Бернару, и скоро компания обогнала своих ближайших конкурентов. Пять лет, пока Бернар возглавлял компанию, у нее не было особых проблем.

Все изменило начало 1980-х годов с приходом к власти социалистов: их реформы создали бизнесу сложности. Арно принял единственно правильное, по мнению многих исследователей, решение — продать отцовское дело. Самая распространенная версия гласит, что Бернар продал компанию, не посоветовавшись с отцом. Встречается и другая информация — что тот сам помогал сыну искать потенциального покупателя. Еще один вариант — Арно продал только строительный бизнес, сохранив риэлторское направление.

Отдельно нужно назвать версию, что предприниматель ничего не продавал, а просто покинул Францию, чтобы открыть филиал Ferret-Savinel в США. В 1981 году Бернар вместе с первой женой и детьми действительно оказался в США. По данным некоторых исследователей, Арно заявил отцу, будто едет учиться инвестировать и вести бизнес по-американски.

Вскоре он обосновался во Флориде, где вернулся в строительный бизнес и, подобно Дональду Трампу, стал возводить жилищные кондоминиумы. Дело оказалось прибыльным, да и Америка в то время как раз переживала строительный бум. В общем, за четыре года в США он собрал капитал в $15−20 млн по разным оценкам и мог успешно работать дальше, но тут снова заинтересовался Францией.

Политическая платформа правящей партии изменилась, и сложились хорошие условия для ведения бизнеса. Продав имущество в Штатах, Арно вернулся на родину. По его словам, главный урок, который он получил в Америке, — не мечтать, а делать.

Студенческие годы: «Из провинции в столицу»
В стенах Политехнической школы в Париже
В стенах Политехнической школы в Париже (Ecole Polytechnique de Paris) Бернар Арно получил высшее образование

В 1971 юноша получает диплом инженера (Bachelor of Arts/Science) и присоединяется к семейному бизнесу.

Любовь к искусству

Увлечение искусством тесно связано с благотворительной деятельностью. Арно спонсирует большое количество картинных галерей. Под его патронажем – все обучающиеся в Академии изящных искусств инвалиды. Он тратит большое количество времени на поиск талантливых в бизнесе и искусстве людей.

Фото 5. Арно – коллекционер живописи. Источник: im2.kommersant.ru

Да и сам Бернар владеет хорошей коллекцией живописи эпохи Ренессанса. Бизнесмен не только любит классическую музыку, но и сам хорошо музицирует на рояле. К тому же его второй женой стала известная канадская пианистка Элен Мерсье.

Меценат Бернар Арно знаком со многими музыкантами, но особенно знаменита его дружба со скрипачом Владимиром Спиваковым. О подарке, который Бернар сделал другу на день рождения, уже ходят легенды. Речь идет о футляре для скрипки Страдивари. В подарке были выдвижные ящички, сделанные как будто для драгоценностей (на самом деле предназначенные для важных мелочей и документов, что очень удобно в поездках).

Французский олигарх построил Центр современного искусства, ставший одним из культурных достопримечательностей французской столицы. Здание похоже на корабль с парусами. Именно здесь и проходят концерты и выступления известных ансамблей и музыкантов (в том числе «Виртуозов Москвы» под управлением Владимира Спивакова).

Фото 7. Центр современного искусства в Париже. Источник: lifeglobe.net

Другие увлечения

Тот, у кого в крови национальность француза, просто не может не быть гурманом. Вот и Арно не стал исключением: он просто обожает бифштекс с кровью и шоколадный торт.

Чего не любит наш герой-олигарх – так это панибратства. Даже самые близкие люди обращаются к нему на «Вы» (а иногда даже и переходят на шепот). Да и улыбки от него очень трудно дождаться. Бернару чуждо купание в лучах софитов – он не очень любит выступать публично и очень часто отказывается от интервью.

Работа в компании Ferret-Savinel

В 1974 Бернар становится директором по строительству Ferret-Savinel, в 1977 – генеральным директором. На должности главы предприятия, Бернар проявил целеустремленность и… скрытность. Так, в секрете от Арно-старшего, он занялся переговорами о продаже строительного направления Ferret-Savinel «Национальной Строительной Компании» Ротшильдов (Societe Nationale de Construction). Бернар посоветовался с отцом по поводу продажи, но уже на том этапе, когда сделка на сумму в 40 млн. франков была обсуждена с покупателем. Продажа строительной деятельности компании и организация девелопментской фирмы Férinel, специализирующейся на загородных домах, оправдали себя. Новая компания за 5 лет становится одной из лучших во Франции в своем сегменте рынка.
Таким же скрытным, как и в бизнесе, Бернар Арно проявлял себя и в личной жизни. В 1973 он женился, но не носил «обручалки» и держал сие знаменательное событие от сотрудников фирмы в секрете. Его избранница Анна Деваврен происходила из известной в Рубе семьи, которая занималась текстильной промышленностью. Когда в 1975 у пары появилась дочь, даже секретарь Бернара Арно не был в курсе. Через два года у пары появляется дочь.

Поездка в США

В 1981 президентом во Франции становится социалист Франсуа Миттеран, который разворачивает программу национализации банков и главных промышленных отраслей. Его социалистическая экономика заставляет нервничать таких «буржуев», как Бернар Арно, поэтому он решает переехать в США.

Бернар Арно не был типичным беженцем, без знания языка и денег. Он иммигрировал в Штаты с женой, маленькими детьми и капиталом, за который прикупил в Нью-Рошелле (New Rochelle) чудесный особняк в средиземноморском стиле с видом на пролив Лонг Айленд.

В Америке он зарегистрировал фирму Férinel Inc. и продолжил вести бизнес в сфере недвижимости. В 1984, когда влияние социалистов на экономику Франции ослабло, Арно вернулся на Родину.

Неизвестно, обучился ли он за три года вести бизнес «по-американски» -агрессивно и динамично – но в лучших традициях техники сторителинга, предприниматель вспоминает две «американские истории», из которых извлек пользу:

1) «История про таксиста»

Бизнесмен вспоминает, как прилетев в Нью-Йорк, взял в аэропорту такси, с водителем которого разговорился по дороге. Бернар спросил таксиста, знает ли тот, кто сейчас президент Франции, на что шофер ответил отрицательно, но добавил: «Зато я знаю Christian Dior».
Диалог с водителем позже направит амбициозного Арно по тропе вложения капитала во всемирно известные модные бренды.

2) «История про соседа»

Перед возвращением во Францию, Арно продал свой американский особняк соседу, медиа магнату Джону Клюге. Тот спустя 2 дня снес дом, чтобы открыть себе вид на пролив. Бернар был шокирован: «У меня ведь был действительно красивый особняк! Это так… по-американски».

Арно извлек из ситуации с соседом следующий урок: «Когда что-то нужно сделать – сделай это! Во Франции полно хороших идей, но мы редко воплощаем их в жизнь».

История Успеха, Биография Бернара Арно

Бернар Арно родился 5 марта 1949 г. во французском местечке Круа, расположенном вблизи города Рубе, едва ли не на самой бельгийской границе. Его отец Жан был родом из Эльзаса, из семьи потомственных военных.

Учился Арно в одной из престижнейших высших школ Франции Ecole Polytechnique. В 21 год Бернар получил диплом инженера, но по специальности почти не работал. Арно стал компаньоном отца и через 4 года возглавил семейную строительную фирму Ferret-Savinel. Управление небольшой компанией не являлось пределом его мечтаний, по этому он договорился о продаже семейного предприятия, при том счел нужным «обрадовать» отца, только когда сделка уже была завершена.

Продав семейный бизнес Арно переехал в США, где провел несколько лет, изучая бизнес — приемы слияний и поглощении компаний корпорациями. Из Штатов он вернулся вооруженный арсеналом типично американских приемов по враждебному захвату компаний (во-первых, в США он увидел совсем другие масштабы ведения дела и совсем иные перспективы, чем у себя на родине, а во-вторых, понял, что он, будучи французом, способен предложить миру). Случай применить их во французских условиях представился довольно быстро. Нужно ведь было куда-то вложить деньги, вырученные от продажи семейной фирмы.
В 1984 году внимание Арно привлек недавно обанкротившийся текстильный конгломерат Boussac, который среди прочего владел и домом моды Christian Dior. В тот момент компанией управляло французское правительство, которое подыскивало нового владельца. Лакомым куском заинтересовались несколько компаний, в том числе и Louis Vuitton, но Арно опередил всех. Располагая $15 млн собственных денег, он вместе с Антуаном Бернхеймом, партнером во французском инвестиционном банке Lazard Freres and Co., собрал необходимые $80 млн. и начал действовать.

Первая жена Арно была кузиной бывших владельцев компании, и, воспользовавшись этим обстоятельством, он начал «по-родственному» скупать сохранившиеся у тех акции. Затем убедил французское правительство продать ему оставшийся пакет, клятвенно заверяя при этом, что будет добиваться возрождения Boussac.

«Мой сын ничего не понимал в текстиле и попросил меня купить для него книги на эту тему. Я нашел всего три, – вспоминает Арно-старший. – Мы могли тогда разориться, но Бернар убедил меня, что он не ошибается, а я всегда ему верил».

Методично превращая все мало-мальски ценные активы Boussac в деньги, Арно решил тем не менее оставить за собой компанию Christian Dior.

“Если вы спросите у нью-йоркского таксиста, знает ли он, как зовут нынешнего президента Франции, ответ, скорее всего, будет отрицательным. Но он наверняка знает Christian Dior, для него это один из символов Франции, наравне с Эйфелевой башней, — объяснял Бернар Арно свой интерес к известному бренду. — Имя, которое пережило носившего его человека и стало символом Франции, — это очень редкий феномен”.

Бизнес на роскоши

Довольно скоро он сам подпал под очарование мира моды и загорелся идеей создать компанию, которая бы стала мировым лидером по производству и продаже предметов роскоши. Понимая, что реализовать столь амбициозный проект «с нуля» нереально, Арно с 1988 года начал скупать акции недавно образованной компании Moet Hennessy Louis Vuitton (LVMH).

В 1989 г. 40-летний французский предприниматель с помощью банковского кредита скупил акции LVMH на $1,8 млрд. и стал обладателем 24%-ного пакета. На следующий год, сконцентрировав у себя 43% акций, он осуществил переворот в компании — уволил всех ее топ-менеджеров и взял управление в свои руки. Пресса и общественность были в шоке, но… все было в рамках закона.

Арно до сих пор утверждает, что начал захват LVMH, чтобы спасти компанию от раздробления, которое, по его словам, было неминуемо. Он начал строить свою империю на идее концентрации различных торговых марок, объединенных принадлежностью к классу «люкс». В условиях все большей глобализации экономики на раскрутку и поддержание одного отдельно взятого брэнда требуется очень много денег; наличие же целого портфеля брэндов в руках одной компании помогает существенно снизить расходы. Прижимистый Арно, даже торгуя предметами роскоши, хотел экономить.
Оказавшись в 1990 г. фактическим владельцем LVMH (пакет, принадлежащий ему, меньше 50%, но позволяет де-факто контролировать компанию), Бернар Арно привел в нее новых людей, причем не только “креативщиков”, но и менеджеров. Так, президентом Louis Vuitton стал приглашенный из текстильной отрасли талантливый управленец Ив Карсель, который разработал новую политику продвижения эксклюзивного бренда посредством постепенного расширения области его распространения и открытия новых фирменных магазинов в крупнейших городах мира.

Новая стратегия, основанная на выводе Louis Vuitton и других элитных брендов из “золотой клетки” элитарной недоступности и превращении их в часть потребительского рынка, полностью соответствовала тенденциям начала 1990-х годов, когда тяга к роскоши стала всеобщей модой. Люди даже с достаточно скромными доходами хотели приобщиться к миру богатства, выделиться из толпы или поднять свой статус путем приобретения нескольких товаров, ассоциирующихся с роскошью и престижем. Доходы LVMH начали расти как на дрожжах, а Бернар Арно, удачно продав за $400 млн ненужную ему часть активов Boussac, получил средства для новых приобретений.

В середине 1990-х он влил в состав LVMH дома моды Givenchy и Celine, производителя часов TAG Heuer, парфюмерную компанию Sephora, поставщиков вина Chateau d’Yquem (марка, известная с конца XVI века) и ряд других фирм. Его компания стала принимать очертания диверсифицированного конгломерата, все части которого состояли из элитных брендов предметов роскоши. Покупки следовали одна за другой, и в 2000-е годы количество подразделений LVMH измерялось уже десятками, ныне их около 60. У Бернара Арно стали появляться подражатели: в частности, такую же коллекцию брендов высшего класса начала собирать швейцарская группа Richemount.

Поглощения не зря считаются “высшим пилотажем” бизнеса. Купить компанию нетрудно, тяжело включить ее в общую структуру, осуществить интеграцию с уже существующими подразделениями, заставить приносить больше прибыли и придать ее развитию новый импульс. Однако Бернар Арно смог не только проявить себя в качестве коллекционера элитных брендов, но и зарекомендовать в роли рачительного хозяина.

Безусловно, в его децентрализованной империи есть более или менее удачные подразделения. Так, в 1990-е годы и в начале 2000-х годов наиболее “ценной” час­тью LVMH была фирма Louis Vuitton, на долю которой, например, в 2003 г. приходилось более 25% доходов и 60% операционной прибыли группы. Специалисты порой называют Louis Vuitton “универсальной денежной машиной”, в которой все части работают на максимизацию объема продаж.

Несомненной удачей Бернара Арно и президента Louis Vuitton Ива Карселя стало приглашение в 1998 г. на должность художественного директора Louis Vuitton популярного американского дизайнера Марка Джейкобса. Впрочем, скорее это можно было назвать не удачей, а очередным проявлением знаменитого чутья, благодаря которому г-ну Арно неоднократно удавалось находить дизайнеров, становящихся настоящими выразителями духа тех или иных брендов, продолжателями их прежних традиций.

Сейчас Бернару Арно принадлежат дома моды Dior, Givenchy, Selin, Lacroix, Kenzo, магазины Frank et Fils и le Bon Marche, самый знаменитый виноградник Chateau d’Yquem с четырех вековой историей. Он владеет фирмой Guerlain и сетью известных парфюмерных бутиков Sefora. Арно является обладателем знаменитых алкогольных марок, таких как коньяк Hennessy, шампанские Moёt & Chandon, Dom Perignon, Pommery, Veuve Clicquot, Krug.

Среди 2468 магазинов Арно теперь есть бутики в городе Хошимин во Вьетнаме, в столице Камбоджи Пномпене, в Екатеринбурге, Макао и Абу-Даби. Сейчас в LVMH рассматривают возможность открытия магазина в тибетской Лхасе. «Совершенно очевидно, что мировой движущей силой сегодня является рост экономик Азии и развивающихся стран, — говорит Арно. — Мы первыми пришли в Китай. Когда мы там появились, на улицах еще не было машин — одни велосипеды». Теперь у LVMH 35 магазинов в Китае.

В собственности Бернара Арно находится аукционная фирма Philips, продавшая с молотка картину Малевича «Черный квадрат» за 15 миллионов долларов. Из средств массовой информации олигарху принадлежат два финансовых издания Tribune и Investir, журнал Connaissances des arts посвященный искусству, а также радиостанция Classique и 10 % акций корпорации Bouigue, владеющей крупнейшим французским телеканалом TF1.

Сегодня президент LVMH увеличивает инвестиции в свой холдинг Europatweb, объединяющий около 60 фирм, работающих в сфере Интернета. При этом его не пугают временные неудачи на поприще новейших технологий: не так давно обанкротилась фирма Арно Воосом, специализировавшейся на продаже спорттоваров через Интернет.

Арно готов к испытаниям. Ему удалось пережить и периоды рецессии, и последствия терактов, и мировую паранойю, вызванную птичьим гриппом. Он закалился в многочисленных корпоративных битвах и обзавелся командой творчески мыслящих менеджеров, которые заглядывают далеко вперед.

Биография Бернара Арно даже у самых отъявленных папарацци вызывает только зевоту, настолько в ней всё тихо и гладко. Будучи крупнейшим магнатом высокой моды, Арно не заводит шумных романов с топ-моделями и не напивается коньяком «Хеннесси» собственного производства. Во всех домах, которые ему принадлежат, оборудованы винные погребки со специальным климатом, но он предпочитает воду.

Он терпеть не может публичных выступлений и редко дает интервью. Его младшая сестра Доминик Ватин-Арно, заведующая семейным ювелирным магазином Fred считает, что — «Бернар говорит мало, потому что много думает».

У Арно двое детей от первой жены – они уже взрослые и принимают участие в бизнесе отца. Вторым браком он женат на канадской пианистке Элен Мерсье: их сблизила классическая музыка. По словам Элен, в начале знакомства Арно был для нее обычным бизнесменом, но потом она услышала, как он играет «Революционный этюд» Шопена (кстати, это любимый композитор Арно), – и сразу же влюбилась. В 1991 году они поженились. Элен Мерсье родила своему мужу трёх мальчиков , но это никак не помешало её профессиональной карьере: она продолжает концертировать и записываться.

Бернар Арно надеется, что когда-нибудь трое его младших сыновей войдут в дело. А кто из детей станет наследником? «Тот, кто окажется наиболее подходящим для этой работы», — неизменно отвечает Арно. Даже не пытайтесь отыскать тут интригу в духе телесериала «Династия». «Думаю, мы будем более разумными, у нас еще есть лет 20, а то и 25 на раздумья о своем будущем. Отец не намерен отходить от дел в обозримой перспективе» — говорит Антуан, один из сыновей Арно.

Досуг миллиардера тоже вполне традиционен: теннис и верховая езда. Его жена водит знакомство с сильными мира сего, вроде покойной принцессы Дианы или здравствующей экс-первой леди Франции Бернадетты Ширак, ну а сам Арно в часы досуга общается с вице-президентом LVMH Антуаном Бернхаймом, боссом концерна Вивенди Клодом Бебеаром, известным бизнесмен Жаном-Мари Мессье… Очень скучно, не правда ли?

Дни рождения Арно отмечает в кругу избранных друзей, которых он угощает своими любимыми блюдами: омаром, бифштексом с кровью и шоколадным тортом. Вместо дежурных застольных речей – Арно не выносит публичных выступлений – звучит его любимая музыка.

Бернар Арно мог бы сделать карьеру как пианист-виртуоз. Время от времени он исчезает ради того, чтобы провести часок за роялем. Но его призвание в другом. «Мало быть одарённым, – говорит Арно, – нужно быть сверходарённым».

Живопись – еще один творческий регистр Арно. Он потомственный коллекционер картин. Его художественный вкус безупречен на генетическом уровне: среди предков Арно были двое художников эпохи Возрождения – портретисты королевского двора Жан и Франсуа Клуе.

Бернар Арно знаменит многочисленными благотворительными акциями. Он является спонсором картинных галерей, поддерживает инвалидов, обучающихся в Академии изящных искусств, его компания тратит крупные денежные суммы на поиск новых талантов в сфере бизнеса и искусства.

Как справляться со всем этим: поддерживать имидж LVMH и контролировать качество сотен видов товаров, проходящих через обширную систему поставщиков, производителей, ритейлеров и маркетологов? Как постоянно фокусировать 76 000 сотрудников на работе и поддерживать в них чувство гордости за результаты своего труда? Во многом это достигается за счет силы характера — а этого у Арно в избытке. Но одной лишь силы характера, конечно же, недостаточно. «Один из ключевых элементов управления группой компаний такого масштаба — децентрализация, — скупо замечает Арно. — А для этого нужно подобрать правильную команду из увлеченных менеджеров»

Под такой командой Бернар Арно подразумевает небольшую группу проверенных «генералов». Все они работают с боссом с середины 1990-х. С каждым из них Арно встречается минимум раз в неделю, анализируя текущие показатели и планируя дальнейшую стратегию.

Владельцу LVMH нравится контролировать свою компанию прямо «на местах». Он постоянно наведывается в магазины LVMH и строчит служебные записки, если ему, к примеру, кажется, что музыка в бутиках звучит слишком громко или в торговом зале прохладнее, чем следует. В этих же записках он отмечает заслуги тех сотрудников, которых считает заботливыми и внимательными к клиентам.

Каждый год Louis Vuitton выпускает несколько элитных моделей микроскопическими партиями и по очень высоким ценам, что только повышает их престижность. Например, выпущенные в начале 2004 г. сумочки Theda по $5500 можно было купить только в одном магазине на Пятой Авеню в Нью-Йорке. На всю Великобританию было выделено всего 12 таких сумочек, а через пару недель в листе ожидания числились сотни имен клиенток, готовых ждать вожделенную покупку несколько месяцев. Как утверждает Стефан Фаллон, бывший менеджер шинной компании Michelin, который ныне руководит одной из 11 фабрик Louis Vuitton во Франции, цель выпуска подобных сверхдорогих сумочек — не получение прибыли, ведь при столь небольших партиях это было бы невозможно. Ставя на некоторые товары шокирующие четырехзначные ценники, компания словно повышает ценность других своих товаров, менее дорогих, но не менее элитных.

Louis Vuitton очень жестко контролирует все каналы сбыта. Свою продукцию она реализует только через сеть фирменных магазинов, число которых в настоящее время приближается к 450. Однако популярность Louis Vuitton основывается не только на маркетинге.

“В 1980-х годах даже в США еще было можно продать товар только благодаря его бренду, — говорит Бернар Арно. — Но сейчас все по-другому. Людей больше интересуют качество и дизайн”.
Что ж, LVMH уделяет большое внимание и производственной сфере. У той же Louis Vuitton все производственные мощности расположены в Европе и оснащены самым современным оборудованием, представляющим удачный компромисс между ручной и машинной сборкой. При этом в самой компании осуществляются все производственные операции, что позволяет выдерживать самые строгие стандарты качества. Впрочем, этот успех Louis Vuitton имел и свою оборотную сторону. Эксперты, высоко оценивая результаты, достигнутые LVMH и ее ведущим брендом, критиковали компанию за отсутствие подобных прорывов в других направлениях. В конце 1990-х Бернар Арно и в самом деле слишком увлекся приобретениями, в то время как получение реальной прибыли от купленных компаний потеряло высший приоритет. В результате в начале 2000-х годов группе пришлось приостановить расширение и провести реорганизацию.

Вообще можно сказать, что успех LVMH в наибольшей степени зависит именно от способности группы обращать на себя внимание. Последние два десятилетия мир попадает во все большую зависимость от телевидения и других СМИ. Для многих потребителей полноценно существует только то, что они видят на экране, поэтому известность, шумиха, внешний блеск являются неотъемлемыми компонентами стратегии LVMH. Типичными примерами рекламной кампании в исполнении корпорации могут служить и Эйфелева башня из сумок Louis Vuitton, и исторические экскурсы, на которых было построено продвижение элитного шампанского Ruinart в 2004 г. LVMH специально наняла историков, которые должны были найти интересные факты, связанные с этим напитком, выпуск которого начался в 1729 г. Историки не подвели: в ходе изучения архивов они выяснили, что в конце XVIII века шампанское Ruinart поставлялось в Версаль и экспортировалось в ряд стран Европы к столу других монархов. На основании этого была разработала международная рекламная кампания по продвижению Ruinart как одного из первых “глобальных” напитков мира, сопровождаемая рядом промо-акций.

В последние годы LVMH в основном занимается подобными мероприятиями в поддержку тех или иных брендов из своей роскошной коллекции. Период непрерывных приобретений остался позади, хотя Бернар Арно не исключает в ближайшем будущем покупки еще парочки компаний с эксклюзивными торговыми марками. В США экономический кризис, в Европе намечается спад — самое время для выгодных поглощений.

Начало создания империи роскоши

Оказавшись на родине с багажом знаний и немалым состоянием, Бернар решил вложить деньги в недавно обанкротившуюся корпорацию Boussac, которой де-факто управляло правительство. Его привлёк модный дом Christian Dior, входивший в текстильный холдинг. Государство активно искало нового хозяина осиротевшей компании, и предложение бизнесмена пришлось как нельзя кстати.

В активе Бернара на тот момент было 15 миллионов USD, на которые он стал приобретать акции Boussac. Первая жена бизнесмена — Анна Деваврен — приходилась кузиной бывшим владельцам. Воспользовавшись этим, Бернар недорого по-родственному скупил сохранившиеся у них акции и с помощью друга и партнёра Антуана Бернхайма выкупил основной пакет у правительства.
Анна Деваврен вышла замуж за бизнесмена в 1973 году, а в 1990 они расстались: о первой жене магната неизвестно практически ничего, за исключением того, что она поддерживала мужа в то время, когда он только начинал покорять фэшн-индустрию

Сделка обошлась в 95 млн USD и обещанием сохранить традиции проданного бизнеса, что не заставило новых владельцев отказаться от реконструкции погибающей компании. Они продали все предприятия, входящие в Boussac, кроме Christian Dior, а на вырученные 400 миллионов стремительно приобрели новые бренды, исповедующие идею роскоши и шика.

Воплощение мечты

Действуя по американской модели, основанной на быстроте и жёстком захвате, Бернар заменил главного дизайнера дома Dior Джанфранко Ферре ультрасовременным модельером Джоном Гальяно, чем возмутил модный Олимп. Но креативный дизайнер не только не погубил бренд, а вдохнул в него новую жизнь. Буквально через год прибыль модного дома выросла во много раз.

Вскоре в руки Арно попалась компания Louis Vuitton Moët Hennessy, которая и стала основой будущей империи. Она тоже не избежала апгрейда. После приобретения 43% акций Бернар сменил ведущих менеджеров. Бернар пригласил в компанию Марка Джейкобса, который возглавил линию готовой одежды, и японского художника Такаши Муроками, перекрасившего в яркие цвета скучный логотип и создавшего коллекцию сумочек, имевшую бешеный успех.
Уйдя из Louis Vuitton, Джейкобс не ушёл из LVMH, скорее, их отношения вступили в новую фазу: дизайнер и его партнёр при поддержке Бернара Арно (у которого в Marc Jacobs 96% акций) готовят новые модные коллекции к публичному показу

А Ив Карсель (одарённый управленец и будущий глава Louis Vuitton) разработал прогрессивную методику продвижения LVMH через открытие фирменных магазинов в крупных городах мира, что вполне соответствовало тогдашней эпохе, когда роскошь вошла в моду.

Скандалы и неудачи

Но американская напористость иногда давала сбои, как это случилось с Gucci. Итальянский производитель элитной одежды в середине 80-х оказался на грани упадка. Бернар решил приобрести компанию, но его не устроила запрошенная цена. Поторговавшись и не придя к соглашению, Арно пошёл ва-банк и подал судебный иск на недобросовестное управление компанией. В ответ владельцы Gucci выпустили дополнительные акции на 20 миллионов, что «разводнило» капитал и вдвое обесценило долю Бернара, а затем продали 40% давнему конкуренту Арно — Франсуа Пино.

Франсуа Пино
Арно имел возможность заполучить Gucci, но поначалу он шансом не воспользовался, а со второго раза запустил жёсткое поглощение, однако долю матёрой акулы сперва искусственно размыли, а потом и вовсе продали контрольный пакет главному конкуренту Бернара — Франсуа Пино

Вторым проколом бизнесмена стала попытка создать собственный лейбл Christian Lacroix, нацеленный на выпуск моделей от кутюр. Но эта идея оказалась провальной, и в 2005 году Арно продал компанию, которая через пару лет всё-таки разорилась, что навсегда отбило у магната охоту лично создавать бренды с нуля.

Причины известности Бернара Арно

В деловых кругах господина Арно из-за его деловой хватки и жёстких правил ведения бизнеса в утончённом мире роскоши прозвали волком в кашемире. Инженер-строитель по образованию объединил под эгидой Louis Vuitton Moët Hennessy (LVMH) более 70 брендов — от люксового Louis Vuitton и миллезимного шампанского Dom Perignon до разветвлённой парфюмерной сети Sephora и сверхточных швейцарских часов TAG Heuer.

Бернар Арно
У Бернара Арно рациональное отношение к громким именам принадлежащих ему модных домов, часовых и ювелирных мастерских, винокурен, для него это такой же бизнес, как для других — добыча нефти, выплавка стали, строительство, только порой более прибыльный

Восхождение к богатству и успеху Бернар начал в 1980, когда вдвоём с партнёром выкупил почти обанкротившуюся текстильную фабрику Boussac, в активах которой находился модный и прославленный Christian Dior.

Природное чутьё помогло Арно разглядеть в молодом Джоне Гальяно будущего короля китча и авангарда, который, заменив Джанфранко Ферре, вернул былую славу Christian Dior.

Джон Гальяно
LVMH то и дело рискует, привлекая к руководству модными брендами своенравных новичков — того же Гальяно или эпатажного британца Александра Маккуина, обыгравшего на подиуме тему изнасилования

После головокружительного успеха с Dior молодой Арно принялся скупать все именитые марки, в том числе акции коньячного дома Hennessy и французской ТМ Louis Vuitton. В 1987 эти старейшие бренды объединились и образовали мощную группу на рынке роскоши — LVMH. Её-то и возглавил в 1989 основной держатель акций Бернар Арно.

Бернар Арно в LVMH
Оказалось, даже торгуя предметами роскоши, есть возможность экономить, чем и занялся Бернар Арно: фото того периода демонстрирует человека серьёзного и уверенного в себе

С тех пор LVMH совершила множество успешных сделок для укрупнения капитала методом слияния либо выкупа компаний, среди которых была итальянская Bulgari, обменявшая за 3,75 млрд EUR 50,4% своих ценных бумаг на 3% акций LVMH.

ТД Bulgari
Арно не покупает бренды лишь потому, что они ему нравятся: приобретение бессмысленно, если не меняет целую нишу, что подтверждает покупка Bulgari, которая обошлась дорого, но позволила нанимать лучших профессионалов и растить собственные таланты

На сегодняшний день LVMH является крупнейшим поставщиком предметов роскоши и владельцем элитной коммерческой недвижимости по всему миру. Семья Арно имеет 47,4% акций, а капитализация холдинга в 2021 составила 144 млрд USD. В конгломерат входят такие марки и производители элитной продукции, как:

  • европейский поставщик мужской одежды, обуви и аксессуаров из натуральной кожи Berluti; парфюмерный дом Parfums Christian Dior;Магазин Berluti в Париже
    40-летний Антуан Арно руководит компанией люксовой мужской обуви Berluti (1350 евро за кроссовки) и кашемировым брендом Loro Piana (1800 евро за шейный платок)
  • люксовая ТМ Louis Vuitton Malletier;Штаб-квартира Louis Vuitton
    43-летняя Дельфина Арно занимает должность вице-президента Louis Vuitton
  • винодельческий дом региона Шампань — Ruinart;
  • сеть магазинов Le Bon Marché, Sephora, Samaritaine, Cruise Line Holdings Co и т. д.;Магазин Sephora
    Sephora является частью известной транснациональной компании LVMH, а это значит, что при создании продукции под маркой Sephora используются только лучшие ингредиенты и проверенные поставщики
  • знаменитые Parfums Givenchy и Kenzo;
  • французский модный дом Céline и ТМ Marc Jacobs International LLC;
  • швейцарские часовые бренды Zenith International SA и TAG Heuer SA;Zenith Grande Chronomaster XXT
    23-летний Фредерик Арно курирует в холдинге отца швейцарские часовые компании Tag Heuer и Zenith International
  • итальянский бренд кожаной и меховой одежды Fendi SRL;
  • производители эксклюзивного шампанского Champagne Moët & Chandon и Dom Pérignon, а также шотландского виски Ardbeg и коньяка Jas Hennessy & Co;
    Считается, что регулярная линейка виски Ardbeg — самая торфяная в индустрии — среднее содержание фенольных веществ составляет около 55 ppm
  • немецкая компания по выпуску электронной техники Loewe;
    Немецкая компания Loewe AG известна во всём мире как производитель продукции премиум-класса, в том числе элитных телевизоров, основной офис находится в Кронахе (Kronach), Германия
  • медиагруппа Les Echos и многие другие компании, которые принесли богатство и мировую славу Бернару Арно.

Приобретения г-на Арно: победителей не судят

Бернар Арно не создает новые торговые марки – он их скупает и дает им новую жизнь, за что получил прозвища «Лорд Логотипов» и «Повелитель брендов». Однако при этом он не брезгует методами – «на войне все средства хороши» – поэтому также известен как «корпоративный рейдер» и «волк в кашемире» (эквивалент нашего «волк в овечьей шубе»).

Арно искусен в том, чтобы изгнать основателей компаний и/или воспользоваться разногласиями между бизнес-партнерами. Основатель швейцарской компании по производству предметов роскоши Richemont Йоханн Руперт так отзывался о конкуренте: «Я не могу быть таким же жестким, но он хороший финансист и добился успеха, поэтому вы должны отдать ему должное». Автор бестселлера «Делюкс: как роскошь потеряла свой блеск» Дана Томас отмечает: «Арно словно кукушка: приходит и занимает чужие гнезда, а не создает свое».

Арно привлекает дух корпоративного соперничества.«Я помню, как люди говорили мне, что не стоит объединять такое количество брендов, а в этом и заключался успех», – утверждает миллиардер. «Мы (LVMH) все еще малы. Мы только начинаем», – еще одна его цитата.

Самое первое: «Кристиан Диор»

В 1984, вернувшись из США во Францию, Бернар Арно искал, куда инвестировать средства. В это время на продажу выставили текстильный конгломерат Boussac, находящийся на грани банкротства. Чем он привлек 35-летнего бизнесмена? Boussac, акционерами которого были частные лица и правительство Франции, владел одним из достояний страны – брендом Christian Dior. «В тот момент я почувствовал, что стою на пороге чего-то грандиозного», – признается французский бизнесмен.

И хотя Бернар совершенно не разбирался в направлении, которое хотел прикупить (отец по его просьбе раздобыл книжки о производстве текстиля), он сумел договориться и с правительством (пообещав не сокращать рабочие места), и с венчурной компании Lazard Frères (которая внесла 80 млн.$). Истратив бОльшую часть семейного состояния (15 млн.$) Бернар Арно приобрел Boussac. После сделки он занялся реструктуризацией: уволил свыше 5 тыс. рабочих и распродал основные активы компании, оставив лишь Christian Dior и Le Bon Marché, большой универмаг в центральном округе Парижа. «Бернар Арно – хищник, а не создатель», – комментирует банкир, близкий к сделке с Boussac.
Christian Dior стал первым производителем роскоши в инвестиционном портфеле Арно, и послужил фундаментом для строительства модной империи.

Самое выгодное: «Луи Виттон»

В 1988 Арно приобретает 25% акций Louis Vuitton Moet Hennessy – конгломерата, образованного в 1987 при слиянии французского дома моды «Louis Vuitton» и французских производителей вина и спиртных напитков «Moet Hennessy». Воспользовавшись разногласиями между Аленом Шевалье (Alain Chevalier) и Анри Ракамье (Henri Racamier), двумя сопрезидентами конгломерата, Бернар Арно успешно провел поглощение группы и в 1989 стал председателем и главным исполнительным директором LVMH. «Когда я купил Louis Vuitton», – вспоминает миллиардер, – «все говорили «Компания уже такая большая, что ты еще можешь с ней сделать?»». Сейчас «Луи Виттон» называют «банкоматом группы LVMH», на этот бренд приходится наибольший в группе объем продаж – почти четверть (23% в 2021).

Самое неудавшееся: «Дом Гуччи»

В 2001 Арно не удалось поглотить Gucci – он проиграл французскому предпринимателю Франсуа Пино (François-Henri Pinault), который выкупил 40% акций итальянского дома моды. Г-н Пино представляет собой бизнес-антипода Бернара Арно: происходит из крестьянской семьи, не получил даже среднего образования. Хотя Арно утверждает, что не пытался заключить эту сделку, Пино гордиться своей победой над «буржуа Арно».

Самое крупное: «Тиффани»

В начале 90-х миллиардер провернул порядка 10 крупных поглощений: купил Givenchy, Marc Jacobs, Guerlain, Tag Heuer. Но не они стали крупнейшей сделкой Арно. В 2021 LVMH подала заявку на приобретение легендарного ювелирного дома «Тиффани», имеющего 182-летнюю историю. В ноябре 2021, когда сумму покупки подняли с 14,5 млрд.$ до 16,2 млрд.$, Tiffany & Co. перешла под управление холдинга LVMH.

Методы управления Бернара Арно

Рабочий день Бернара Арно начинается в 6 часов утра с просмотра новостей из мира моды и переписки с руководителями подразделений, часть из которых – его собственные дети от первого и второго браков. К 8 утра предприниматель приезжает в свой офис и работает там до 21 часа, делая короткие перерывы в 20-30 минут, во время которых он играет на электронном рояле, установленном на одном из этажей здания офиса.
Бернар Арно много лет соблюдает своеобразный ритуал, каждое субботнее утро посещая до 25 бутиков как собственных брендов, так и компаний конкурентов. Он старается быть в курсе всего, дает советы по размещению товара и оформлению витрин.
Арно никогда не продает продукцию своих брендов со скидками или оптом. Несмотря на то, что стоимость сумки Onthego от Louis Vuitton составляет 2 480 долларов, во флагманском магазине бренда на Вандомской площади постоянно ощущается их нехватка. Правила бизнеса Бернара Арно исключают ситуацию, когда в магазинах мало товара.
Удивительная интуиция предпринимателя и принципы вполне “ковбойского” капитализма дают возможность получить преимущество в ситуации, когда конкуренты отказываются продолжать борьбу. История успеха Бернара Арно – это история тщательно взвешенных решений, в основе которых мало эмоций и много расчета.
Магазины Арно никогда не находятся в недостаточно престижном окружении, предприниматель лично контролирует развития группы LVMH на различных рынках, подчас искусственно ограничивая ее экспансию. Бернар Арно свято уверен, что “магия бренда”, в свое время так очаровавшая его мать, и есть самым устойчивым основанием успеха, в отличие от преходящих цифр квартальных отчетов.

При организации компании главное — это баланс. Не должна перевешивать ни творческая сторона, ни коммерческая.

Предприниматель традиционно не любит социалистов с их желанием обложить богатых граждан большими налогами. В ответ на попытку ввести правительством Олланда 75-процентный налог на годовой доход, превышающий 1 миллион евро, Бернар Арно попытался в 2012 году получить гражданство Бельгии.
Несмотря на то, что попытка оказалась неудачной, предприниматель не изменяет своим взглядам – он дружит с Трампом с его экспрессивной риторикой, утверждая, однако, что в этом нет никакой политики. Тем не менее, группа LVMH открывает производство в Соединенных Штатах, создавая тысячи новых рабочих мест.
С 1998 по 2001 год Арно инвестировал в различные интернет-компании, такие, как Boo.com, Libertysurf и Zebank, через свой холдинг Europatweb. Семейная группа Arnault также инвестировала в Netflix в 1999 году.
В 2007 году Blue Capital объявила, что Arnault владеет совместно с калифорнийской фирмой по недвижимости Colony Capital 10,69% крупнейшего ритейлера супермаркетов Франции и второго по величине в мире дистрибьютора продуктов Carrefour.
В 2008 году он вошел в яхтенный бизнес и купил Princess Yachts за 253 миллиона евро. Впоследствии Бернар Арно взял под свой контроль Роял ван Лент почти за идентичную сумму.
В 1998 году вместе с бизнесменом Альбертом Фрером он приобрел Шато Шеваль Блан в качестве личной покупки, а LVMH приобрела долю Арно в 2009 году, чтобы добавить к другим винным бизнесам группы Château d’Yquem, известной производством вина еще с 15 столетия.
Ключ к бизнес-методу Бернара Арно – время. Как он сам сказал:

Я думаю, что в бизнесе нужно учиться быть терпеливым.

Подразделения компании

Louis Vuitton Moёt Hennessy – №1 в индустрии предметов роскоши. Компания объединяет 75 уникальных брендов, представлена 4590 бутиками в 68 странах мира, предоставляет работу 156 тыс. сотрудников.

Конгломерат специализируется в шести разных направлениях:

  1. Вина и крепкие алкогольные напитки: марки Chandon, Château d’Yquem, Dom Pérignon, Hennessy, Moët & Chandon и др.
  2. Мода и изделия из кожи: Berluti, Celine, Christian Dior, Emilio Pucci, Fendi, Givenchy, Kenzo, Louis Vuitton, Marc Jacobs, RIMOWA и др.
  3. Косметика и парфюмерия: Givenchy Parfums, Kenzo Parfums, Parfums Christian Dior, Acqua di Parma, Benefit Cosmetics, Fenty Beauty by Rihanna, Freshи др.
  4. Часы и ювелирные изделия: Bvlgari, Chaumet, Fred, TAG Heuer, Zenith и др.
  5. Дистрибьюторские сети
  6. Другие сферы деятельности

Арно подчеркивает, что сохранение уникальности каждого бренда – первостепенная задача LVMH. На сайте компании можно ознакомиться с полным перечнем торговых марок группы, прибыль от которых холдинг предпочитает формировать «по подразделениям», а не «по отдельным брендам».

Возвращение во Францию. Захват контроля над LVMH

Оказавшись во Франции в 1984 году, Арно нашел новую нишу на рынке. В это время постепенно разваливался текстильный конгломерат Boussac, принадлежавший частным акционерам и французским властям. Такая форма организации объясняется тем, что в Boussac входило одно из достояний страны — бренд Christian Dior. Арно стал приобретать акции конгломерата, которые почти ничего не стоили, причем есть информация, что ему помогла жена, чьи родственники также владели акциями Boussac.

По другой версии, правительство само искало того, кто мог бы спасти бренд. Арно сумел договориться с Антуаном Бернхаймом, который руководил крупной венчурной компанией Lazard Frères. Бернар вложил в сделку $15 млн, а его компаньон — оставшиеся $80 млн. Так конгломерат Boussac перешел к Арно. Кстати, тогда же Арно-старший по просьбе сына нашел для него три книги о текстильной отрасли: предприниматель совершенно в ней не разбирался.

Поглощение конгломерата шло не так гладко, как кажется на первый взгляд. Есть сведения о том, что Арно пришлось конкурировать с крупным брендом Louis Vuitton. Его акционеры были не прочь получить Christian Dior, и только хватка Бернара и его связи этому помешали. Некоторые источники говорят, что Арно позже сознательно мстил акционерам LVMH, отбирая у них компанию. Другие говорят, что предприниматель не переносит личные счеты на бизнес.

Есть мнение, что правительство продало акции Boussac именно Арно потому, что тот обещал не закрывать большую часть направлений, — но обещание в итоге не выполнил. Часть источников вообще склонны считать, что предприниматель собирался разбить холдинг на части и продать, но передумал. Некоторые считают, что сделка произошла еще до переезда Бернара в США, но это противоречит дальнейшему ходу событий.

Арно еще в США понял, что при торговле роскошью дело не только в качестве продукции, но и в том, что она значит для людей: пользоваться продукцией Christian Dior означает принадлежать к отдельному классу. Благодаря такому позиционированию, кадровой перестановке и достаточным денежным вливаниям предприниматель вскоре добился выхода компании из кризиса.

Арно было мало одного бренда, и он продолжил приобретать соответствующие компании. В 1987 году по его инициативе был создан модный дом Christian Lacroix. Вместе с этим он избавлялся от предприятий, полученных вдобавок к Boussac, оставив только Christian Dior и Le Bon Marche. Так он продал производство подгузников и другие направления, мало связанные с роскошью. Выручить удалось около $400 млн, которые были потрачены на поглощения — не всегда дружественные.

В 1989 году очередь дошла до Louis Vuitton Moet Hennessy. Этот конгломерат был создан в 1987 году, в него вошло несколько крупных брендов, в том числе Moet&Chandon — производитель вина, появившийся в 18 веке. Конгломерат в перспективе мог бы претендовать на мировое лидерство, но с руководством были проблемы: в совете директоров тлел конфликт между Анри Рекамье и Аленом Шевалье. Именно это использовал Арно для захвата LVMH. Он знал, что происходит в совете директоров конгломерата, и, похоже, воспользовался правилом «Разделяй и властвуй».

Популярна такая версия событий: первым, кто обратился к Бернару за помощью, был Анри Рекамье, глава бренда Louis Vuitton, которому нужны были деньги Lazard Frères. Арно исподтишка вел переговоры с обоими сторонами конфликта и убедил их продать ему, по разным оценкам, до 43% акций. В ходе переговоров он обещал помочь в борьбе и прижать оппонентов. Противоборствующие стороны заключили тайные сделки и стали ожидать, как Арно поставит соперников на место.

В 1989 году на совет директоров Бернар пришел с отцом и объявил его председателем. Акционеры схватились за головы, а Рекамье даже подал в суд, но изменить уже ничего не мог. Сделка была честной, а за иллюзии акционеров Арно осудить не могли.

Есть еще одна версия событий: Арно пришел в LVMH, чтобы помочь Рекамье победить его соперника, и никаких переговоров за спиной не вел. Обеспечив Рекамье победу, Бернар не остановился и захватил контрольный пакет конгломерата, сместив недавнего союзника с должности генерального директора. Для этого Арно пришлось пройти через целую серию судов.

В глазах многих людей обычный бизнесмен превратился в рейдера. Сам же он начал наводить в LVMH собственные порядки, увольняя топ-менеджеров и дизайнеров. По мнению Арно, если бы он не провернул эту сделку, LVMH была бы обречена на разделение из-за конфликта в совете директоров.

Секрет роста LVMH

В 2021 группа LVMH объявила о рекордных продажах (54 млрд.$.), в июле 2021 Арно превзошел Билла Гейтса, став вторым самым богатым человеком в мире. И уже в январе 2021 года он взобрался на первую строчку олимпа самых богатых людей мира.

Хотя Бернар Арно жалуется, что «реальность в том, что большая часть денег находится внутри компании, и это точно не те суммы, которые позволят мне завтра пойти и купить все, что я захочу», он богатеет быстрее, чем многие другие миллиардеры.

Уважение к традициям, поддержка уникальности каждого бренда, высокое качество продукции – все это прекрасно, но только ли это позволяет компании расти? Секрет успеха миллиардера – в расширении своей клиентуры.

Потребители из Азии

«Он провидец, использующий Францию ​​и Европу в качестве базы для продаж в Азии», – утверждает Николас Базире, управляющий директор Groupe Arnault. Арно начал завоевывать азиатский рынок еще в 90-х годах, но сейчас наращивает присутствие торговых марок, открывая магазины для среднего класса. Минимум трижды в год, в период становления на местном рынке, Арно летал в азиатские страны с инспекцией.

«Мы производим продукцию в Италии и Франции и продаем ее в Китай, тогда как обычно все происходит наоборот», – заявляет миллиардер.

В 2017 Бернар Арно познакомился с более чем 100 ключевыми сотрудниками группы. Сегодня концерн в Китае представляют 950 бутиков.
В ноябре 2021 LVMH впервые приняла участие в Международной китайской выставке импортных товаров и услуг (China International Import Expo – CIIЕ).

Миллиардер признает, что Китай превращается в экономическую державу №1, с растущей покупательской способностью у населения: «Китай, благодаря своей стабильности, действительно преуспел».

Компания извлекла выгоду из глобализации рынка, в то время как ряд производителей от нее пострадали.

Слияния и поглощения

С 1987 года LVMH осуществила более двадцати успешных сделок по слиянию и поглощению. Крупнейшей из них могла бы быть сорвавшаяся в 1999 году попытка купить Gucci Group за $6,15 млрд [2] .

В марте 2011 года было объявлено о фактическом поглощении компанией LVMH итальянского производителя предметов роскоши Bulgari. По условиям сделки, владельцы контрольного пакета акций компании — семья Булгари — обменяет 50,4 % акций на 3 % акций самой LVMH. Сумма сделки оценивается в 3,75 млрд евро [2] .

Миллениалы

Не азиатами едиными обеспечивается рост продаж компании. Еще одна весомая целевая аудитория конголомерата – «миллениалы», поколение, родившееся в период с начала 80-х по конец 90-х годо

Модные и юные понимают слово «роскошь» отнюдь не так, как седые итальянские аристократы: люксовые вещи для них не возможность пустить пыль в глаза, а просто вещи, которые нравятся. Пальто от Dior они могут носить с обычными кроссовками, а в Tiffany могут забежать прямо с пробежки. Они не отказывают себе в желаниях, выкладывая за люксовые вещи до 40% дохода. По прогнозам на людей в возрасте 20-35 лет к 2025 придется около половины потребления от общего рынка предметов роскоши.

В погоне за потребителем, Арно расширяет и демократизирует ассортимент LVMH, привлекая новых дизайнеров. В 2017 модный дом Louis Vuitton в коллаборации с американским производителем уличного вида одежды Supreme выпустил совместную коллекцию. «Вместо того, чтобы разрывать друг друга на части, люди найдут то, что сделает их взаимодополняющими, даже если они конкуренты», – озвучивает свое вИдение Арно.

Подарив свой свитшот сыну Бекхэма, производители получили 100 тыс. лайков на страничке Инстаграма «звездного ребенка».

Показатели деятельности

Общая численность персонала — 77 302 человека (2009 год).

Финансовые показатели (в млрд. евро) 2006 [7] 2007 [7] 2008 [7] 2009 [8] 2010

Продажи15,30616,48117,19317,05320,320
Чистая прибыль2,1602,3312,3181,9733,032
Итого капитал11,59412,52813,88714,78518,204

Деятельность в России

Концерн LVMH в 2006 году купил одного из крупнейших российских дистрибьюторов парфюмерии и косметики ООО «Селдико». Компания LVMH Perfumes & Cosmetics Russia (Seldico LLC) поставляет в Россию марки Parfums Christian Dior, Givenchy Parfums, Guerlain, Perfumes Loewe, Benefit Cosmetics, Kenzo Parfums, Make Up For Ever, Acqua di Parma и Maison Francis Kurkdjian. [9] [10]

В октябре 2008 было объявлено, что LVMH и российская парфюмерно-косметическая сеть Ile de Beaute создают совместное предприятие. 45 % в нём будет принадлежать розничному подразделению LVMH сети Sephora, остальное — российскому партнеру ОАО «Единая Европа — С. Б.» (оператор сети Ile de Beaute, стопроцентная «дочка» ООО «Единая Европа»). Вся Ile de Beaute была оценена в $350-370 млн. [11]

Во главе конгломерата LVMH

Арно показал, что понимает особенности управления подобными компаниями. Он отметил, что неудачи Dior связаны с потерей творческой составляющей и превращением в обычного производителя одежды и аксессуаров. В модный дом вернулся креатив. Речь идет не столько о дизайнерах, сколько о всей команде, которая должна была творчески подходить к каждому аспекту работы. В топ-менеджмент подбирали креативных людей, которые бы любили бренд и умели думать собственной головой — а не ждали команды сверху и не боялись отступиться от традиций.

При этом творчество не должно было вредить бизнесу: Арно точно знает, когда нужно остановить дизайнеров и как сделать, чтобы их работа приносила прибыль. В конгломерате царит жесткая дисциплина. Если кто-то не справляется с работой, то надолго он не задержится даже с учетом заслуг.

В 1996 году именно Арно решил взять на работу Джона Гальяно вместо Джанфранко Ферре. Ферре пришел в Dior в 1989 году и, по общему мнению, воскресил бренд. В 1997 году дизайнер перестал соответствовать требованиям Арно, и контракт с ним не был продлен. Многие отнеслись к этому негативно, но Джон Гальяно в итоге помог вдохнуть в Dior новую жизнь. Впрочем, когда в 2011 году за эксцентричные высказывания Гальяно обвинили в антисемитизме, он был немедленно уволен: все его достижения и хорошие отношения с Арно не помогли.

По мнению Бернара, при организации компании главное — это баланс. Не должна перевешивать ни творческая сторона, ни коммерческая. Арно сообщает креативным директорам, на каких рынках он хочет добиться большего влияния в этом году, задавая направления деятельности дизайнерам домов мод. Далее они свободны в своих решениях и могут работать без постороннего вмешательства.

Арно часто лично контролирует деятельность отделений и направлений. Когда конгломерат выходил на азиатский рынок, предприниматель как минимум трижды в год отправлялся туда с инспекцией, а более близкие отделения контролируются еще жестче.

В начале 1990-х годов Арно совершил около десяти крупных поглощений: алкогольные бренды, производители люксовых часов и парфюма, глянцевые журналы. При этом корпорация начала наращивать свое присутствие по всему миру. Были приобретены такие бренды, как Givenchy, Marc Jacobs, Guerlain, Sephora, Tag Heuer и десятки других. В прессе о предпринимателе отзывались как о безумце, пускающем деньги на ветер. Многие утверждали, что нельзя собирать в одном конгломерате всевозможные бренды, ведь это мешает сосредоточиться на одном направлении, а часть компаний и вовсе друг с другом конкурируют.

Арно тем временем сделал, то чего главы люксовых компаний раньше опасались, — изменил ценовую политику. Предприниматель сделал бренды доступными не только для сверхбогатых клиентов, но и для представителей среднего по европейским меркам класса. Продажи выросли, а остальное было неважно — в том числе мнение представителей фэшн-индустрии, что привычный мир моды медленно умирает.

Арно знает, как зарабатывать на недовольных: для них начали выпускать дорогие лимитированные серии одежды и аксессуаров. Таким образом критики предпринимателя сами же и попадаются на его уловки. Успехи конгломерата позволили Арно расширить масштабы: в 1997 году он принялся за создание штаб-квартиры в США, причем опыт в строительной сфере позволил контролировать процесс лично. LVMH Tower была официально открыта в 1999 году.

В конце 1990-х годов, перед кризисом доткомов, предприниматель заинтересовался интернетом. Он сделал серию соответствующих вложений, среди которых был, например, Boo.com. Это не принесло больших дивидендов, но, учитывая кризисные потери других бизнесменов, Арно еще легко отделался. Была и успешная инвестиция: глава LVMH стал одним из первых, кто вложил деньги в Netflix. Сам Арно отмечает, что уверен в будущем шампанского Dom Perignon, но вот каким будет интернет и как изменится отрасль — нужно спрашивать у других.

В конце 1990-х годов у предпринимателя были дела поинтереснее, чем инвестиции в интернет. Одной из крупных покупок стал бренд Fendi, контрольный пакет которого Арно приобрел в союзе с Prada. Судя по всему, этот альянс был вынужденной мерой предосторожности: как только Fendi начала приносить прибыль, Арно поспешил сосредоточить контрольный пакет в своих руках.

Конгломерат LVMH в 21 веке. Личность Бернара Арно и его семья

С началом 2000-х годов у процветавшего прежде конгломерата обнаружились проблемы. В 2000 году операционный доход составил рекордные $1,7 млрд, но этого было недостаточно. Розничные сети и аукционный дом Philips едва приносили прибыль, о чем активно заговорили аналитики. Арно вынужден был изменить стратегию развития, уменьшив количество покупок и отказавшись от неприбыльных направлений.

На традиционных рынках было бы сложно продвигаться из-за кризиса, и Арно обратил внимание на Индию, Китай и Японию. Он зашел в эти регионы еще в середине 1990-х годов, но теперь начал быстрее наращивать присутствие своих брендов, открывая магазины для среднего класса.

В приобретении брендов для Арно важны не только их ценность и популярность, но и кадровый потенциал. Так произошло с Marc Jacobs: в 1997 году Марк Джейкобс возглавил Louis Vuitton. К началу 2000-х годов бренд произвел переворот, выпустив коллекцию для молодой аудитории: в ней были, например, сумки с рисунками в виде граффити.

Одновременно во всем мире началась рекламная кампания со знаменитостями вроде Скарлетт Йоханнсон и Дженнифер Лопес. Все эти экстренные меры позволили конгломерату нарастить прибыль. В 2001 году началась охота предпринимателя за крупным игроком рынка роскоши — Gucci. В 1994 году бренд, переживавший не лучшие времена, чуть не достался Арно за $400 млн, но он решил, что стоимость пока еще завышена, а в результате покупка вообще сорвалась.

Согласно самой популярной версии событий, Бернар уже владел 34% акций Gucci и хотел полностью поглотить этот бренд. По слухам, Доминик Де Соле об этом знал и решил затребовать сумму гораздо выше реальной стоимости. Бернар не пошел на переговоры и приступил к враждебному поглощению. Де Соле же выстроил всем известную стратегию по уменьшению доли акций Арно в Gucci, размыв их до 20%.

Тем временем на арене появился Франсуа Пино: он приобрел около 40% акций и заполучил Gucci. Арно подал в суд, но не добился успеха и получил лишь отступные в $1,9 млрд. Арно и Пино, у которых и без того были натянутые отношения, после этого случая прекратили общаться на несколько лет. Судя по всему, сгладить углы удалось женам предпринимателей: они организовали встречу, чтобы те заключили перемирие.

Стоит подробнее рассказать о семье Арно. Предприниматель женат вторым браком на Элен Мерсье-Арно, у пары трое детей. От первого брака у Бернара есть сын Антуан и дочь Дельфин, которые работают в отцовском бизнесе. Дельфин не так давно стала вице-президентом Louis Vuitton, а до этого успешно работала в Dior. Антуан занимает должность PR-директора Louis Vuitton и возглавляет бренд Berluti. Он был одним из создателей рекламной кампании Core Values и уговорил поучаствовать в ней, наряду с другими знаменитостями, и Михаила Горбачева.

Бернар Арно предпочитает не выступать публично — по словам близких, это вызвано тем, что он много думает. Арно редко повышает голос — это пригодилось ему в работе с дизайнерами, которые предпочитают, чтобы на них не кричали. Впрочем, вряд ли холодное замечание, что новая коллекция не подходит бренду, лучше полуторачасовой выволочки. Еще две характерные черты предпринимателя: он не терпит фамильярности и очень редко смеется. Знакомые говорят, что Арно можно рассмешить, только если упомянуть о громких проколах его соперников.

По многочисленным сведениям, Арно требует, чтобы даже родственники и близкие друзья обращались к нему исключительно на «вы», и сам поступает так же. У него узкий круг друзей, куда входит несколько известных французских предпринимателей и политических деятелей. Среди них, например, Николя Саркози и Антуан Бернхайм. Предприниматель коллекционирует живопись и играет на фортепиано, причем, по мнению его знакомых, он мог бы добиться в музыке весомых успехов, если бы провалился на предпринимательском поприще.


Модельер Карл Лагерфельд, сын предпринимателя Антуан Арно и модель Наталья Водянова

В 2007 году предприниматель приобрел около 10% Carrefour. Этот французский ритейлер стремительно набирает обороты и сейчас, по некоторым оценкам, занимает второе место в мире после Wal-Mart. С 2008 по 2009 год были приобретены производители яхт Princess Yachts и Royal Van Lent. Вместе обе компании обошлись предпринимателю в кругленькую сумму почти $500 млн, зато теперь империя роскоши пополнилась еще и верфями.

Основной бизнес, как и прежде, пополнялся новыми брендами и демонстрировал доход в 17 млрд евро. Продолжалась настойчивая интеграция LVMH в Китай и другие страны Азии, а также в Россию. По словам Арно, он работает вопреки глобализации: выпускает продукцию в Европе и везет ее в Китай.

По оценкам аналитиков, развивающиеся рынки становятся главной нишей для продажи предметов роскоши, что означает сверхдоходы для империи вроде LVMH. В 2011 году Бернар Арно снова отметился попытками враждебного поглощения, решив захватить компанию Hermès. Действовал он в собственной манере — неожиданно приобрел около 17,2% акций. Владельцы Hermès вскоре забили тревогу и поспешили превратить компанию в холдинг, собрав команду специалистов, — в общем, последовали примеру Gucci. Общественность поддерживала Hermès, но помочь ничем не могла.

В 2012 году между сторонами началась судебная тяжба: LVMH обвиняла оппонента в шантаже и недобросовестной торговле, а Hermès вменяла конгломерату инсайдерскую торговлю. Длительная борьба ничего не дала, и в 2014 году стороны пошли на мировую. Бернар был вынужден уступить весомую часть своих акций семейству Эрме и подписал документ, что пять лет не будет делать попыток поглотить холдинг.

В 2013 году действия предпринимателя вызвали скандал. Он собирался получить бельгийское гражданство из-за ужесточения французского законодательства: с доходов выше миллиона евро год начали взимать налог в 75%. Общественность подняла волну недовольства, и Арно замял тему. В последующих интервью он оправдывался, что просто хотел развивать дело в Бельгии, но не поддался на предложения перевести туда бизнес.

К 2015 году Арно собрал в конгломерате LVMH коллекцию из 70 брендов: известные дома мод, производители алкоголя, парфюмерии, драгоценностей, издательские группы, отельный бизнес и более 2500 тысяч розничных магазинов во всем мире. Благотворительная деятельность, направленная в том числе на развитие искусства, принесла ему пять наград — как французских, так и международных.


Музей Louis Vuitton

Выручка LVMH превысила $35 млрд, а сам Арно занял тринадцатое место в рейтинге Forbes, став богатейшим мужчиной Европы. Титул самого богатого человека Европы он в этом году немного уступил совладелице L’Oréal Лилиан Бетанкур. Впрочем, учитывая, что активы L’Oréal разделены между членами семьи Бетанкур, некоторые издания все же отдают первенство Арно. Сам предприниматель назвал 2015 год чрезвычайно удачным.

Бернар Арно — холодный человек с репутацией корпоративного рейдера — создал одно из крупнейших состояний мира. Для индустрии роскоши он выглядел выскочкой, который не понимает, во что ввязался, но в конце концов соперники были вынуждены признать: Арно обладает почти безупречным вкусом и умеет находить общий язык с экстравагантными и креативными дизайнерами. Хотя общественность осуждает методы, с которыми Арно ведет дела, благодаря нему всемирно известные бренды переживают очевидный рост, а индустрия роскоши перешла на качественно новый уровень.

Удачные приобретения

В 1989 году Бернар Арно полностью выкупил контрольных пакет акций LVMH. Тем самым бизнесмен получил в правлении право решающего голоса. Ну а председателем француз назначил собственного отца.

Получив LVMH, Арно стал транжирой: он тратил миллиарды на покупку различных люксовых брендов. Причём предпринимателю удавалось не только их «воскрешать», но и выводить на уровень сверхприбыльных компаний.

В середине 1990-х в империю Бернара вошли «Живанши» и «Селин». Также к уже обширной компании внушительных брендов добавились такие «гиганты», как “Шато Д’Икем” (знаменитый французский виноградник, производящий лучшее бордо), “Сефора” (парфюмерия) и “ТАГ Хойер” (швейцарские часы). Арно не останавливался и постоянно расширял свою империю. Сейчас он владелец почти шестидесяти компаний с громкими именами.

Лишь однажды француз увлёкся идеей создания собственного лейбла. Но данная попытка закончилась неудачей. Это была фирма «Кристиан Лакруа», созданная в 1987 году. Её изначальной стратегией стал акцент на высокой моде от-кутюр. Потом планировался переход на линию готовой одежды.

Но стратегия оказалась нежизнеспособной. В 2005 году Бернар продал компанию. А через несколько лет фирма «Кристиан Лакруа» объявила себя банкротом. С тех пор бизнесмен не предпринимал попыток создания бренда «с нуля»

Интернет-предприятия

Бернар Арно, биография которого представлена в этой статье, и поныне не оставляет «шопинга». Сегодня он является самым активным покупателем компаний и брендов класса люкс.

Арно начал двигаться и в новом направлении. Миллиардера заинтересовали интернет-предприятия. Пока его вложения в эту сферу ещё не принесли прибыли, но Бернар уверен, что будущее за Всемирной сетью. Ну а бессмертие брендов бизнесмен почти гарантирует. Об этом он заявил в одном из своих интервью. Француз сказал: «Я гарантирую, что шампанское «Дом Периньон» люди будут пить и через сто лет. А вот каким они будут пользоваться интернетом, я не знаю».

Рейтинг «Форбс»

Интеллектуально развитый, целеустремлённый, деловой и всё ещё полный сил Бернар штурмует рейтинг «Форбс». Сейчас он занимает в нём одиннадцатую строчку с состоянием в 41,5 миллиард долларов.

Новые компании

Бернар Арно не планировал оставлять бренд «Кристиан Диор» в первозданном виде. Компании нужно было обновление. Поэтому француз сразу заменил главного дизайнера дома моды Джанфранко Ферре. На его место бизнесмен пригласил молодого Джона Гальяно. Своим поступком Бернар возмутил весь модный мир. Но ультрасовременный дизайнер вовсе не «загубил» “Диор”, а вдохнул в бренд новую жизнь. Всего через двенадцать месяцев прибыль модного дома выросла в несколько раз.

Вскоре в руки Арно попал бренд «Луи Виттон», который также не избежал «апгрейда». Современные модницы, щеголяющие с сумочкой от ЛВ, вряд ли знают, что изначально эта компания производила чемоданы и дорожные сундуки.

Когда Бернар взял на себя бразды правления, то пригласил модельера Марка Джейкобса, который занялся производством готовой линии одежды. Помимо этого, к работе над «перезагрузкой» бренда был привлечён японский художник по имени Такаши Мураками. Он перекрасил скучный логотип ЛВ в яркие цвета и создал линию сумочек с персонажами мультфильмов и манги. Коллекция произвела настоящий фурор.

Личная жизнь миллиардера

Личная жизнь Бернара Арно вызывает у репортеров скуку: бизнесмен не любит публичности, демонстрируя собой правило «счастье любит тишину».

Первый брак

Первый раз Арно женился в 1973, когда ему было 24 года. Супруга Анна Деваврен (Anne Marie Gérard Dewavrin, 1950 г.р.) родила ему двоих детей – дочь Дельфину (Delphine, 1975 г.р.) и сына Антуана (Antoine, 1977). Спустя 17 лет супружеской жизни, когда детям исполнилось 15 и 13 лет соответственно, пара рассталась.

Сын Арно Антуан наградил отца внуками с русскими корнями: в гражданском браке с моделью Натальей Водяновой, с которой он познакомился на фотосессии для LV, у него появилось на свет двое сыновей – Максим (2014) и Роман (2016).

Как живёт бизнесмен сегодня

Нынешняя жизнь магната навевает тоску даже на самых прожжённых папарацци. Он не заводит никаких романов, не напивается виски и не буянит, не выносит публичных выступлений и крайне редко даёт интервью. Бернар говорит мало, зато много думает, что и позволило ему достичь небывалых высот.

У него пятеро детей, четверо из которых уже взрослые. Тем не менее Арно не собирается отходить от дел и надеется руководить LVMH ещё лет 20.

Империя Бернара Арно
Арно ни на миг не забывает о специфике той вселенной, в которой добывает золотые слитки — невзирая на миллиарды и дружбу с богатыми и влиятельными людьми, он открыто преклоняется перед подчинёнными мастерами, поощряет их творчество, подчёркивает превосходство высокого искусства над интересами бизнеса

В свободное время он общается с давним другом Антуаном Бернхаймом и приятелем Клодом Бебеаром, играет в теннис, занимается верховой ездой. Любит посидеть часок за роялем, увлекается живописью, что немудрено, так как в его роду были портретисты эпохи Возрождения, коллекционирует предметы искусства и занимается благотворительностью. Он спонсор художественных галерей, выставок и аукционов.

Самый богатый человек Европы
Живопись — слабость Арно, он является наследственным коллекционером картин: изысканный художественный вкус передался ему с генами, поскольку среди предков Арно были художники эпохи Возрождения

Именно через его аукционный дом Philips был продан «Чёрный квадрат» Малевича за 15 млн долларов, часть из которых пошла на поддержку талантливых инвалидов из Академии искусств.

Арно не страшат неудачи. Недавно прогорела одна из его фирм по продаже спорттоваров через интернет, но, несмотря на это, Арно увеличивает финансирование холдинга Europatweb, куда входят около 60 компаний с интернет-маркетингом.

Он пережил последствия терактов, периоды экономической рецессии, мировую паранойю из-за птичьего гриппа. Закалился в корпоративных битвах и создал команду креативно мыслящих менеджеров, заглядывающих далеко вперёд.

Сын

Начнем с Антуана, который возглавляет бренд Berluti. Отец с детства посвящал его в состояние финансовых дел. Сам Антуан начинал работу в компании отца с продажи сумок «Луи Виттон».

По характеру мужчина очень отличается от замкнутого отца. Многих восхищают его прекрасные коммуникативные навыки (это именно он смог уговорить Михаила Горбачева сняться в рекламе LouisVuitton – кстати, ролик получил приз Каннских львов).

Несмотря на постоянное присутствие в светских хрониках, Антуан очень собран – это качество помогает ему совершенствоваться при игре в покер (общий выигрыш в которой составил уже 6000 долларов). А модель Наталья Водянова подарила ему двух сыновей – Максима и Романа. Пара проживает в Париже и, кроме светской и общественной деятельности, занимается ещё и воспитанием пятерых детей (трое старших – от предыдущего брака Водяновой).

Фото 8. Антуан Арно и Наталья Водянова. Источник: lifeglobe.net

Дочь

Дельфина Арно-Гансиа начинала с торговли парфюмерией в бутике «Диор». А не так давно стала вице-президентом LouisVuitton. Должность достаточно ответственная, поскольку этот бренд «поставляет» больше половины всей прибыли в империю отца. Дочь Бернара получила отличное образование во французской и английской бизнес-школах.

Фото 9. Дельфина Арно. Источник: facecollection.ru

Дельфина стремительно поднялась по карьерной лестнице – уже в 2003 году она была в совете директоров LVMH. Следующие пять лет она занимала пост заместителя директора ChristianDiorCouture и подняла рост продаж в два раза. Многие считают: она унаследовала бизнес-чутье отца (да и характером дочь-интроверт пошла именно в него).

Состояние французского мегаолигарха

Лидер по производству роскошных вещей Бернар Арно – один из богатейших людей планеты (и, конечно, самый богатый француз). Это подтверждает престижный рейтинг Forbes – в нем француз занимает четвертое место.

Сегодня богатство Арно оценивается в 72 млрд долларов. Если проследить изменения его финансового состояния с 2009 по 2021 года,

Благотворительность

Супруг Натальи Водяновой не жалеет денег на благотворительность: он активно поддерживает ее фонд «Обнаженные сердца» и участвует в других акциях. Так, семья Арно пожертвовала €200 млн на восстановление собора Парижской богоматери, пострадавшего от пожара в 2021 году. «Мы чувствуем свою ответственность и хотим вернуть Франции хотя бы часть тех благ, которые наша страна дала нам», — цитирует Антуана Арно Financial Times.

Арно — образцовый наследник миллиардера: журналист The Guardian Элис Фишер назвала его «принцем роскоши». Такая характеристика не случайна: Арно владеет люксовым брендом мужской одежды Berluti, 9 лет состоит в очень стабильных отношениях с супермоделью, мастерски играет в теннис, а еще у него безупречная репутация. «Мы были воспитаны так, что всегда понимали важность усердного труда и уважения к людям. Сплетни — это не про нашу семью», — заявил Антуан в интервью The Guardian.

Источники

 

tett
Зарплатто.ру - сайт о зарплатах и доходах, деньгах и финансах
0 0 голоса
Article Rating
Подписаться
Уведомить о
guest

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x
Adblock
detector